Английский вариант


1. вариант социально-экономического развития, имевший место на большей части Франции, на западе Германии и на юге и востоке Республики;
2. английский вариант;
3. вариант социально-экономического развития, имевший место на западе и севере Республики.
Сначала мы охарактеризуем ситуацию во Франции, поскольку она представляет собой наиболее яркий пример вышеупомянутых социально-экономических процессов.
3.4.2.1. Общество мелких крестьян: французский пример
Во Франции на протяжении всего анализируемого периода чаще всего встречались мелкие и очень мелкие хозяйства. В семнадцатом веке приблизительно половина земли была во владении мелких крестьян; арендованная земля, не считая нескольких областей на Севере и Северо-Западе Франции, сдавалась в аренду, как правило, в виде мелких участков. Дворянство, буржуазия и зажиточные крестьяне сумели гораздо в меньше мере, чем в Англии, вытеснить со своей земли мелкого крестьянина.

Барщинная запашка феодалов была большей частью не велика, поскольку большая часть ее в позднее средневековье была передана в пользование крестьянам в виде мелких наделов. Деревенские общины были хорошо организованы; однако их положение ослаблялось, если в одной и той же деревне земля принадлежала
81
нескольким землевладельцам. Владения крестьян были хорошо укреплены, фанатично защищались и, что очень важно, всегда охранялись королем от нападений дворянства и прочих лиц. В Западной Германии мы видим сходную ситуацию.

Также и здесь монархи проводили политику защиты крестьян. Приблизительно 90 процентов земли на западе и юге находилось во владении крестьян.
Какие интересы преследовал этом французский король, защищая крестьян Ответ на этот вопрос в большей мере связан с фискальными соображениями, нежели с соображениями социальной политики. Дворянство, церковь, города и бюрократия почти во всех случаях были освобождены от налогов и хотели сохранить такое положение. Попытки в 1695 и 1710 годах обложить налогами также лиц благородных сословий не имели успеха. В этой ситуации крестьянин был наиболее важным источником доходов королевской власти. Когда крестьянин терял свою землю в пользу социальных групп, которые были освобождены от налогов, тогда доходам монарха грозила опасность.

Приведем один пример: дворянин, получая в руки землю, больше не платил никакого налога за урожаи, собранные с этой земли. (Только на юге Франции дворяне платили налог за землю, если они не освобождались от налогов как дворянские земли. Не лица освобождалось от налогов на основе своего социального статуса; данная привилегия распространялась лишь на земельные участки). Новый землевладелец мог сам эксплуатировать землю или сдавать ее в аренду за высокую арендную плату мелким крестьянам. В последнем случае монарх не получил бы с этих участков зе-
Габл. 3.3. Налоговое бремя во Франции, 1515-1683 гг.










































































год

в целом на налоги '

валовая с/х продукция

налоги на с/х продукцию (%) 6,5

налоги на хоз-во2

налоги в раб. дн.'

1515

3,5

53,7

0,8

6,4

1547

7,4

178

4,2

1,4

7,0

1588

24

480

5

6

10,0

1607

31

389

8,0

4,8

13,6

1641

78

533

14,6

28

34,4

1661

79

744

10,6

18,1

20,8

1675

98

514

19,0

25,2

34,0

1683

106

690

15,4

23,6

31,2


' — в миллионах доорникских фунтов;
• — в доорникских фунтах, в расчете на семью из четырех человек;
' — основано на заработной плате парижского специализированного строительного
рабочего (Дворник, иначе Турне, фр., — город в Бельгии — прим, переводчика).
Источник: П.Кридте, Поздний феодализм и торговый капитал (Геттин-
ген, 1980) 118. P.Kriedte, Spatfeudalismus und Handelkapital (Gottin-
gen 1980).
82
мельной ренты. До тех пор, пока король был не в состоянии или не был готов обложить налогами привелигированные социальные группы, в первую очередь, дворянство, защита крестьянской собственности была для него наилучшей стратегией. Он поддерживал деревенские общины, приказывал письменно фиксировать уцелевшие права крестьянства и тем самым закреплял их до налоговой квоты.

Налоги спускались в расчете на деревню в целом; обитатели деревенской общины были ответственны за раскладку налогов на всех ее членов и за уплату ими требуемой суммы. Государство, дворянство и буржуазия боролись за право грабить крестьянина.
Однако не столь очевидно, что французский крестьянин оказался в благоприятной ситуации. Он владел землей и это владение защищалось центральной властью. В действительности же ситуация была совсем иной.

Внутри деревенских общин возможности использовать различные нововведения были крайне ограничены, по крайней мере до тех пор, пока большинство крестьян уклонялось от сотрудничества в этой области. К тому же большинство крестьян, а также и те, которые называли себя собственниками, располагали слишком небольшим капиталом. Размеры налогового бремени, которое приходилось на одно хозяйство, были настолько значительными, что на инвестиции ничего не оставалось.

Государство, землевладелец и церковь забирали значительную долю небольшой по объему аграрной продукции.
Тот же самый монарх, который защищал крестьянина, облагал его налогами, которые все возрастали. Затраты двора и бюрократии, прежде всего на армию и флот особенно возросли в семнадцатом веке. Ришелье и Людовик XIV постоянно нуждались в дополнительных деньгах, чтобы оплачивать амбициозную политику.

Крестьянину практически в одиночки пришлось оплачивать эти затраты. Историк Пьер Губер (Pierre Goubert) подсчитал, что в конце семнадцатого века от 12 до 15 процентов от доходов среднего крестьянина шли на уплату налогов, включая пошлину на соль, ненавистный налог, которым облагалась соль; этот налог в семнадцатом веке распространился на все больше областей, которые ранее были от него освобождены. В результате этого налоговое бремя со стороны государства становилось более тяжелым, чем феодальные повинности. При низком уровне благосостояния среднего крестьянина 12-15 процентов от его валовых доходов составляли значительную часть. Кроме того, все платежи должны были выплачиваться властям золотом.

Это побуждало крестьянина доставать деньги другим способом.
Кроме налогов, выплачиваемых государству (здесь мы для простоты не вдаемся в более подробный анализ также значительных и ненавистных для крестьян косвенных налогов, таких как налог на соль и вино) существовали еще т.н. десятины. Десятины долж-
83


Сборщик налогов, судья и хозяин земельной ренты требуют от крестьян только золота и всегда указывают при этом на всевозможные документы, которые для крестьян совершенно непонятны, но которые они по этой причине ненавидят не меньше.
ны были выплачиваться католической церкви, но часто десятина взималась и в областях, которые попадали в руки протестантов. В таком случае они зачастую взимались лицами не-дворянс-кого происхождния. В зависимости от региона и местных традиций десятины распространялись на определенные продукты, а на другие нет. Реальный объем их мог меняться сверху или снизу. Зачастую лица третьего сословия (недворяне) или дворяне присваивали себе право взыскивать этот налог.

Обычай был таков, что представители групп, которые были освобождены от уплаты налогов, получали право на сбор всевозможных налогов. Учитывая тот факт, что десятины традиционно взимались с оп-_ ределенных сельскохозяйственных продуктов, лицо получавшее этот право на сбор этого налога часто сопротивлялся, когда крестьянин хотел возделывать другие культуры. В результате этого тормозилось более рациональное ведение хозяйств.
Даже крестьяне, которые имели во владении землю, как мы видели, должны были выплачивать всевозможные сборы и исполнять различные повинности. Какой-либо господин — а им мог быть купец, бюргер, дворянин или целый институт, например, монастырь, — тот, у кого крестьянин не мог отнять свою землю, мог попытаться взвинтить уже существующие сборы и
84
повинности или ввести новые. С помощью юристов он часто мог добиться желаемого результата. И в этом случае крестьяне, таким образом, сталкивались с растущим налоговым бременем.

Стремление феодалов повысить свои доходы, чтобы поддерживать на высоком уровне свои жизненные стандарты и статус, принимало такие формы, что некоторые историки по отношению к восемнадцатому веку даже говорят о феодальной реакции.
В то время как общее бремя налогов, которое приходилось на крестьянское хозяйство, увеличивалось, — или в любом случае было очень большим, — средний размер хозяйства уменьшался в результате роста населения. Многие крестьяне попадали в долги, не могли больше их выплатить и должны были продавать свою землю. Таким образом, также и во Франции происходила отчетливая поляризация сельского населения. Каждый кризис в сельском хозяйстве создавал большое число проигравших и лишь горстку победителей. Земля, которую первые теряли, могла выкупаться последними за небольшие суммы.

Дворянство и лица третьего сословия получали во владение большие наделы земли, в то время как в деревнях лишь немногие зажиточные крестьяне могли укрепить свои позиции, когда они даже при плохом урожае, — а следовательно, при высоких ценах — могли поставлять зерно на рынок. Так возникла все более возраставшая группа мелких и очень мелких крестьян, которые не могли прожить только за счет сельского хозяйства, однако для которых извне не открывалось никакой реальной альтернативы. Они не хотели покидать свои крошечные хозяйства, поскольку тогда они должны были бы жить по законам рынка. В этом случае они предпочитали работать в своем собственном хозяйстве и пытались всеми силами удержаться наплаву за счет работы в домашней промышленности, работы по найму у богатых крестьян и им подобных.

На другой стороне социальной лестницы мы находим группу крупных землевладельцев, которые получали в владение все больше земли и сдавали ее в аренду мелкими участками.



Содержание  Назад  Вперед