Реформа Н. Косыгина 1965 года.


Н. Косыгина 1965 года. При этом оставалось обязательным одно условие: незыблемость социалистической (государственной) собственности. По-прежнему в экономике не предусматривалось появления реального собственника на микроуровне, а также формирования реального механизма установления равновесия между спросом и предложением.
Собственно говоря, экономическая перестройка началась с июня 1987 года, когда был принят “Закон о государственном предприятии”, по которому руководителям и коллективам государственных предприятий были предоставлены исключительно широкие полномочия, в частности, право самостоятельного выхода на внешний рынок, осуществления совместной деятельности с иностранными партнерами и др.
На практике этот закон предоставил предприятиям большую свободу распоряжаться своей прибылью: вкладывать ее в производство или повышать заработную плату работникам. Многие предприятия пошли по второму пути, что было заведомо проигрышным вариантом, так как не обеспечивало наращивания в перспективе научно-технического потенциала, что в свою очередь делало их продукцию неконкурентноспособной. К тому же вместе со свободой не появлялась рыночная дисциплина, в соответствии с которой убыточные предприятия следовало закрывать, а выпуск продукции, не пользующейся спросом, прекращать.

Советское правительство боялось вводить такую дисциплину из-за угрозы безработицы и социальных взрывов.
Был выбран путь “мягкой” бюджетной политики, когда предприятия в любом случае могли получать государственные средства и при этом не прилагать усилий для повышения эффективности производства с учетом рыночного спроса. В результате такой политики средний уровень заработной платы в стране возрастал быстрее, чем цены. За 1985-1991 годы реальная заработная плата выросла на 51%, но купить на эти деньги в магазинах было нечего, так как чем выше были заработки, тем острее ощущался товарный дефицит.
В середине 1988 года были приняты законы, по которым разрешалось открывать частные предприятия в более чем 30 видах производственной деятельности. В соответствии с этими законами фактически был легализован большой сектор “теневой экономики”, где по самым скромным подсчетам прокручивалось до 90 млрд. руб. (в масштабах цен того времени), доставшихся их владельцам самыми различными путями, включая уголовно наказуемые.
В июне 1990 года было принято постановление Верховного Совета СССР “О концепции перехода к регулируемой рыночной экономике” и ряд других документов, по которым предусматривалась постепенная демонополизация, децентрализация и разгосударствление собственности, создание акционерных обществ, реформирование кредитной и ценовой политики, системы оптовой торговли оборудованием и сырьем, электроэнергией, развитие частного предпринимательства и т. д. Правда реализация этих законодательных актов откладывалась на год, поскольку правительство опасалось их влияния на ухудшение обстановки в стране.
О положении в сельском хозяйстве. М. Горбачев, как инициатор и ведущий автор продовольственной программы, продолжал настаивать на увеличении инвестиций сельское хозяйство. Но при этом даже не обсуждался вопрос о коренном пересмотре форм хозяйствования в этом секторе экономике.

В ноябре 1985 года было принято совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР “О дальнейшем совершенствовании управления агропромышленным комплексом”, в соответствии с которым на земле появился единый “хозяин” Агропромышленный комитет (АПК) и его многолюдные структуры управления (РАПО, ОблАПО и пр.). Последовали многомиллиардные капиталовложения из бюджета. Так в 1990 году за счет повышения закупочных цен, очередного списания долгов с совхозов и колхозов, дотаций и пр. в АПК было направлено более 100 млрд. руб.
Тем не менее, продовольственная проблема в стране все обострялась. С 1989 года стал нарастать дефицит на самые необходимые продукты питания. Были введены различные регламентации на продажу не только продовольствия, но и на многие другие товары.

В 1990 году по всей стране, включая Москву, появились карточки, талоны, купоны, визитки, которые регулировали распределение мяса, масла, сахара, табака, муки, различных круп, детского питания, вино-водочных изделий и т. д. А в 1991 году в страну стала поступать гуманитарная помощь из разных стран и международных организаций. Так закончилась реализация Продовольственной программы.

Кстати, сегодняшние последователи идеологии КПСС постоянно твердят о необходимости дополнительных инвестиций в сельское хозяйство. В частности г. Зюганов неоднократно высказывал эту мысль, мотивируя ее тем, что во всем мире сельское хозяйство дотационно, забывая при этом упомянуть, что в развитых странах доплачивают производителям сельскохозяйственной продукции, дабы они не выпускали продовольственных товаров более установленных норм, а у нас чтобы произвели хоть сколько-нибудь.
Так же бесславно, как и продовольственная программа закончились и другие программы: Жилищная (каждой семье квартиру или дом к 2000 году), Комплексная программа развития производства товаров народного потребления и сферы услуг на 1986-2000 годы. Но жилищная проблема только обострялась, а полки магазинов пустели.

Валентин Павлов и денежная реформа

Правительство СССР в попытках переломить кризисную ситуацию действовало крайне непоследовательно. Можно вспомнить решение Совета Министров СССР (1990) о предстоящем пересмотре цен (то есть об их повышении), о чем во всеуслышание объявил Н. Рыжков. Реакция на это заявление была незамедлительной.

В считанные дни резко вырос спрос на все товары, и по всей стране распространился тотальный дефицит. На Совет Министров обрушился шквал критики, и правительство отложило пересмотр цен. Другим примером непоследовательности действий правительства было введение в конце 1990 года пятипроцентного налога на все продажи для пополнения государственного бюджета.

Но вскоре (под давлением отраслевых лобби) правительство приняло решение значительно сузить круг облагаемой налогом продукции и значение этого налога сошло на нет.
В конце 1990 года главой правительства стал бывший министр финансов в правительстве Н. Рыжкова В. Павлов, представлявший интересы консервативных экономических и политических кругов и ВПК. Чтобы остановить центробежные тенденции, был взят курс на ужесточение экономических мер. Никаких разговоров о приватизации и либерализации уже не было.
Вскоре В. Павлов обвинил частные банки некоторых зарубежных стран в том, что они стремятся дестабилизировать обстановку в СССР. Президент Горбачев дал разрешение органам МВД и КГБ вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятий (включая совместные), что привело к резкому сокращению инвестиционной и торговой активности иностранного капитала на территории СССР.
23 января 1991 года Павлов провел изъятие из обращения 50 и 100-рублевых купюр. Одна из причин этой меры заключалась в следующем: дело в том, что операция рубльфоринтдоллар и рубльзлотыйдоллар приносила куда больший доход, чем рубльдоллар, ибо курс форинта и злотого по отношению к рублю был искусственно занижен. Неизвестно, какое количество крупных рублевых купюр оказалось таким образом за границей; во всяком случае Павлов называл цифру в 100 млрд. руб.
Обмен крупных купюр, производившийся свободно лишь в размере месячного оклада и сопровождавшийся к тому же замораживанием значительной части вкладов, больнее всего ударил по рядовым гражданам. К тому же накануне обмена многие предприятия и учреждения получили деньги для выплаты заработной платы почти исключительно крупными купюрами. (На том предприятии, где я работал, 23-го числа был аванс, так его всему заводу пытались оплатить теми самыми 50 и 100-рублевыми купюрами). Из-за отсутствия мелких купюр сберегательные кассы не производили обмена денег пенсионерам.

Возникла угроза того, что за отпущенные три дня обменять деньги смогут не все.
Правительство было вынуждено дважды пересматривать сроки обмера крупных купюр. После каждого переноса сроков денежный выигрыш государства от обмена уменьшался. Сразу после обмена он составлял около 10 млрд. руб., в марте 8 млрд. руб., а к апрелю уменьшился до 4 млрд. руб. Тем не менее, обмен денег создавал определенные возможности для стабилизации денежного обращения.

Однако этот последний для рубля шанс на выздоровление был сорван дальнейшими шагами правительства.
Хотя в апреле 1991 года номинальная денежная масса была минимальной, срыв стабилизации денежного обращения пришелся именно на апрель, т. е. На момент проведения реформы цен, призванной по идее закрепить результаты январского обмена денежных купюр. В результате этой реформы примерно в три раза выросли государственные розничные цены, был достигнут предел покупательной способности населения и произошло снижение кооперативных и базарных цен. Однако одновременно правительство пошло на выплату значительных денежных компенсаций.

Вследствие этого печатный станок был запущен и уже больше не останавливался.
Основными причинами существенного увеличения денежной эмиссии июне-сентябре был начавшийся распад СССР и отказ бывших республик, а ныне суверенных государств перечислять средства в союзный бюджет.В этих условиях президент М. С. Горбачев пошел на нарушение союзного законодательства, взяв в июле в обход Верховного Совета из Государственного банка 93 млрд. руб. на содержание армии и государственного аппарата. В результате начавшаяся еще до перестройки и сопровождавшая каждый ее шаг инфляция из-за гигантского расширения денежной массы переросла в гиперинфляцию. Реформа цен не изменила положения дел на потребительском рынке.

Рост дефицита обгонял рост цен.
Правительство рассчитывало на прямо противоположный эффект. Кабинет Министров полагал, что с учетом выплат правительственных компенсаций ему удастся снизить жизненный уровень населения на 40%, приблизив его к уровню 1978-1979 гг. В таком случае, по мнению наших министров, население, чтобы сохранить привычный ему уровень жизни, станет снимать со сберкнижек по 2 тыс. руб. в год.

Этим поглотится прирост сбережений последних лет и экономика вернется к безынфляционным 1971-1973 гг.

Заключение

Весьма неудачные попытки консервативной стабилизации привели часть руководителей Советского Союза к созданию 19 августа 1991 года Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), что было по существу, попыткой государственного переворота. Лидеры ГКЧП выступили с очень популистской и практически невыполнимой программой выхода из кризиса. 21 августа 1991 года путч провалился, а вместе с ним рухнули все надежды М. Горбачева на подписание нового Союзного договора (Ново-Огаревский процесс), целью которого была реформация Советского Союза на иных принципах.

Именно с этого момента начался процесс фактического распада СССР как единого государства.

Литература


  1. Тимошина Т. М. “Экономическая история России” 1998 г.

  2. Бокарев Ю. П. И др. “Русский рубль. Два века истории” 1994 г.

  3. Гайдар Е. Т. “Экономика переходного периода” 1998 г.

  4. Первышин В. “Да я силен, к чему скрывать” Комсомольская правда, 19.01.1991 г.




Содержание  Назад  Вперед