Экономическая программа Л.Эрхарда в ФРГ


На это был нацелен принятый в 1951 г. закон о взаимном обеспечении безопасности. На основе двусторонних соглашений он содействовал внешней политике через безвозмездные субсидии и поставки американских товаров и материалов. Однако страны-получатели, со своей стороны, вынуждены были предоставлять свою территорию для американских военных баз и прекратить торговлю так называемыми стратегическими товарами с социалистическим странами. Позднее президент США Г.Трумэн (1884—1972;
отмечал, что экономическая помощь Европе была направлена на поддержку перевооружения, а не на дальнейшее общее расширение экономики.

2.3. Экономическая программа Л.Эрхарда в ФРГ
На общем фоне послевоенного состояния экономики западноевропейских стран особенно удручающей выглядел:
немецкая действительность тех лет. Разрушенные города уничтоженные бомбардировками или демонтированные заводь и фабрики, отброшенное на десятки лет назад аграрное производство. Пустые полки магазинов. Карточная система.

Жуткая спекуляция... Об уровне обеспечения предметами первой необходимости говорят следующие данные. После войны на душу населения приходилась одна тарелка в пять лет, пара ботинок — в двенадцать лет, костюм — в пятьдесят лет и т.д.

Фактически страна производила едва ли половину продукции от выпуска 1936 г. Народ Германии получил жестокий урок всеобщего финансового, экономического, нравственно-духовного истощения.
Государственный долг гитлеровского правительства катастрофически возрос с 27,2 млрд. марок в конце 1938 г до 377,2 млрд. марок к моменту капитуляции страны, т.е почти в 14 раз. Впятеро возросло количество денег, находящихся в обращении и не имеющих товарного покрытия Инфляция приближалась к 600% своего довоенного уровня Усилия, направленные на сокращение величины денег, бывши в обращении, карточной системы, снижение государственного долга за счет увеличения налогов и замораживаниях наличных счетов в банках, давали противоположный эффект. Снижался интерес к деньгам.

Косвенно поддерживалось натуральное хозяйство. Товарообменные сделки между отдельными производителями стали охватывать даже оплату труда. Элементы натуроплаты вводились наряду с официальной денежной оплатой в систему использования рабочей силы, транспорта, сферу обслуживания и пр.
Западные оккупационные власти вынуждены были завозить продукты питания и самые необходимые предметы потребления на один млрд. долл. ежегодно. Они же предлагали вывезти до 20 млн. немцев, обреченных на голодную смерть.
Полный хаос царил и в организации хозяйственной жизни. В стране одновременно функционировало несколько порою противоречивших друг другу экономических порядков. Центральное управление и планирование было представлено двумя системами — оккупационных властей и немецких органов самоуправления.

К тому же в руках государства находилась значительная часть предприятий горнодобывающей и тяжелой промышленности. Официальную организацию экономики дополнял значительный черный рынок. Все это сочеталось с толпами праздно бродящих между развалинами обескураженных, лишенных перспектив немцев.
Опасаясь возникновения эпидемий и волнений в народе, западные оккупационные власти уже в 1946 г. были склонны к переводу предприятий на самоокупаемость, сохраняя лимитирование немецкого производства и внешней торговли с ее ориентацией на сырье и полуфабрикаты. Пожалуй, лишь французская зона оккупации, сумевшая сравнительно равномерно сочетать мелкую промышленность с сельским хозяйством, могла кое-как себя содержать. В это тяжелое время весьма весомой оказалась помощь США, предоставленная Германии по плану Маршалла.

Разработанные еще в ходе второй мировой войны и окончательно согласованные на Берлинской (Потсдамской) конференции глав трех великих держав — СССР, США и Великобритании в июле — августе 1945 г. принципы послевоенного переустройства Германии предусматривали ее полное разоружение и демилитаризацию. В порядке частичного возмещения убытков странам антигитлеровской коалиции Германия должны была выплатить репарации в объеме 20 млрд. долл., в том числе в виде оборудования.
Оздоровление экономики Германии явно требовало решительных мер. Тем более, что противников грядущих реформ со стороны различных местных политических группировок, среди ученых-экономистов оказалось больше, чем их сторонников.
Поиски концепции экономического возрождения привели к отторжению чистого экономического либерализма, который при всех своих несомненных достоинствах в отношении поднятия продуктивности производства оказывался неспособным разрешить проблему социальной справедливости, т.е. справедливого распределения результата общественного труда. Отпугивало и усиление государства с его недавним нацистским прошлым.
Наиболее разумным признавалось смешение, сочетание систем, обеспечивающее хозяйственное планирование, предотвращающее возможность экономических кризисов и засилие монополий и, в то же время, остающееся демократическим. Возобладала идея социального рыночного хозяйства. Ведущая роль отводилась рынку — регулятору всей хозяйственной жизни, способному обеспечить наиболее низкие цены при максимальной хозяйственной производительности, и в итоге провести достойную социальную политику.
Хозяйственные реформы Л.Эрхарда. Главным архитектором хозяйственных реформ послевоенной Германии стал сочетающий в себе теоретические знания и опыт крупного хозяйственного руководителя профессор Людвиг Эрхард (1897—1977) — директор Управления хозяйства объединенных западных зон оккупации в 1948 г., министр народного хозяйства ФРГ (1949—1963 гг.), заместитель федерального канцлера (с 1957 г.) и канцлер республики в 1963—1966 гг. (после смерти К.Аденауэра (1876—1967).
В книге Благосостояние для всех, опубликованной в ФРГ в 1957 г., Л.Эрхард отмечает, что основную цель экономических реформ он видел в создании социального рыночного хозяйства, повышении покупательной способности всех слоев населения, сосредоточении всех усилий народного хозяйства на увеличении народнохозяйственного дохода. Рычаги экономического возрождения страны он определял как свободную частную инициативу и конкуренцию в сочетании с активной ролью государства в хозяйственной жизни.
Планы Л,Эрхарда опирались на денежную реформу, свободные цены и предпринимательство.
Пожалуй, самой непопулярной и даже довольно жесткой стала денежная реформа. Утром 21 июня 1948 г. рейхсмарки были объявлены недействительными. Вместо них каждый житель получил по 40 новых дойчмарок, потом к ним добавили еще по 20.
Пенсии и заработная плата подлежали выплате в новых марках в соотношении 1:1. Половину наличности и сбережений можно было обменять по курсу 1:10. Временно замороженная вторая половина позже обменивалась в соотношении 1:20.
Денежные обязательства предприятий пересчитывались также в соотношении 1:10. Предприятия, получив наличность для выплаты первой зарплаты, в дальнейшем должны были существовать за счет сбыта своей продукции.
Обязательства банков и учреждений бывшего Рейха, в основном, аннулировались. Новый эмиссионный банк — Банк немецких земель регулировал свои отношения с частными банками, определяя размер обязательных денежных резервов.
Другого способа покончить с инфляцией Л.Эрхард не видел. Фактически в один день, используя военную диктатуру весьма авторитетной оккупационной власти, Западная Германия освободилась от огромной массы обесцененных денег.
Через 3 дня после денежной последовала реформа цен_ Они^ыли отпущены на свободу. Опубликованный "закон о принципах хозяйственной структуры и политике цен предоставлял Л.Эрхарду право отменить сотни всяких предписаний, регулировавших экономическую жизнь, упразднить административное распределение ресурсов и контроль над ценами. Разрегулирование цен и заработной платы проводилось постепенно, но быстрыми темпами, зачастую вопреки советам не только оккупационных властей, опасавшихся поспешного перехода к рыночным отношениям, но и значительным просоциалистическим настроениям в обществе.

Между тем, правильность политики Л.Эрхарда была вскоре подтверждена на практике.
Буквально на глазах исчез черный рынок. Магазины заполнились товарами. Вместо поисков продуктов люди стали заботится об их производстве.

Инфляция почти не ощущалась. Цены выросли не в 2—4 раза, а лишь на несколько процентов. Причем в той же примерно пропорции, что и заработная плата, которая, в свою очередь, росла в основном за счет повышения производительности труда, увеличившейся за год на одну треть.
Сохранению стабильности валюты и избежанию гиперинфляции способствовало принятие закона против произвольного завышения цен.
Периодически публиковались каталоги уместных цен, приспосабливаемых к наличной покупательской способности потребителя.
На свободу предпринимательства, но без урезания прав потребителя была направлена кредитная и налоговая политика. По словам Л.Эрхарда, покупатMль снова стал королем, определявшим лицо рынка.
Оппонентов социального рыночного хозяйства оказалось немало: профсоюзы, левые партии, картели. Причем Л.Эрхард настаивал не на надзоре, а на запрете монополий, душивших свободную конкуренцию производителей и стремившихся к господству на рынке. И основой благосостояния для всех стал мелкий и средний бизнес, предпринимательство в производственной сфере.



Содержание  Назад  Вперед