Характерные черты этой системы


Равновесие в денежном обращении базировалось на резком ограничении платежеспособного спроса крестьян ства и ограничении денежных доходов рабочих и служащих (низкая заработная плата, принудительные займы, постоянный пересмотр норм выработки).
Реформы 50х годов отличались от урегулирования 30х годов и денежной реформы 1947 года качественными изменениями: происходило постепенное правовое выравнивание городского и сельского населения и соответственно складывалось принципиально новое равновесие в денежном обращении (значительно выросли денежные доходы и в городе и в деревне, была создана система пенсионного обеспечения рабочих и служащих, отменены принудительные займы).
Однако кредитнофинансовая система, сложившаяся в 30х годах, просуществовала без качественных изменений до реформы 1965 года. Характерные черты этой системы:
сосредоточение в бюджете подавляющей части прибыли;
отсутствие твердых критериев при распределении прибыли между предприятиями и бюджетом; широкие полномочия вышестоящих инстанций (министерств, совнархозов) перераспределять между подведомственными предприятиями прибыль, оборотные средства; централизация не только
основной массы прибыли, но и амортизации (за исключением амортизации на капитальный ремонт); определение норматива оборотных средств предприятию вышестоящими инстанциями; постоянное замораживание собственных оборотных средств и восполнение их за счет кредита.
Очевидное несовершенство сложившейся кредитнофинансовой системы было связано с объективными противоречиями:
попытки установить единые нормативы распределения прибыли и единый норматив отчислений в стимулирующий фонд (фонд директора, позднее — фонд предприятия) наталкивались на огромную дифференциацию рентабельности, не зависящую от работы предприятия;
самофинансирование за счет оставляемой у предприятия части прибыли ограничивалось несовпадением (по отдельным предприятиям и годам) доли оставляемой прибыли и плановой потребности в капиталовложениях. Отсюда — централизация практически всех финансовых источников капитальных вложений и широкое использование бюджетного финансирования;
попытки ограничить безвозмездное финансирование, развивать долгосрочный кредит сталкивались с весьма узким использованием долгосрочного кредита, с большой проблематичностью его возврата. Там же, где долгосрочный кредит применялся широко (в сельском хозяйстве), он фактически превращался в безвозмездное финансирование;
ужесточению условий кредитования (постановление о Госбанке 1954 года) мешали объективные процессы воспроизводства, обусловливающие постоянную нехватку оборотных средств.
Перед реформой 1965 года стояла задача разрешить эти противоречия. Для этого цены и платежи из прибыли (введение фиксированных рентных платежей) перестраивались так, чтобы рентабельность отражала реальные условия предприятия и могла служить основой для стимулирования и развития производства. Были расширены возможности финансирования капитальных вложений за счет прибыли, амортизации, долгосрочного кредита. Предприятия получили самостоятельность в определении норматива оборотных средств и право получать эти средства за счет сверх
плановой прибыли, временного сокращения отчислений в стимулирующие фонды, долгосрочного кредита. Упорядочивались взаимоотношения предприятий с бюджетом, вводились заранее определенные платежи, в частности, плата за фонды. Была расширена доля прибыли, направляемая на материальное стимулирование и социальное развитие, выделены специальные фонды на эти цели, формируемые по определенным нормативам.

Но реформа 1965 года проводилась некомплексно, непоследовательно, была растянута во времени, изменения в сфере финансов не были подкреплены соответствующими изменениями в планировании и материальнотехническом снабжении — к оптовой торговле средствами производства так и не перешли, хотя и намечали. В результате уже в первые годы реформы децентрализованные капиталовложения оказались необеспеченными материальными фондами, а в последующем их просто ограничили в административном порядке.
Насколько же реформа 1965 года разрешила противоречия, присущие кредитнофинансовой системе в 3050е годы
Уже с 30х годов доля оставляемой у предприятий прибыли зависела от утвержденного плана капитальных вложений, а не от эффективности их работы. Введение единых норм распределения прибыли означало бы, что формирование денежных накоплений у предприятий не зависит от спускаемых им планом капитальных вложений, а это, как полагали, противоречит принципам социализма. В результате предприятия были заинтересованы не в том, чтобы рационально и экономно использовать капитальные вложения (и имеющиеся основные фонды), а в том, чтобы привлекать как можно больше капитальных вложений.

Действующий механизм всемерно поощрял спрос на инвестиции, и в результате капитальное строительство стало трудноуправляемым.
В соответствии с реформой 1965 года доля прибыли, оставляемая у предприятий, попрежнему определялась с помощью индивидуального норматива. На деле самофинансирование на основе индивидуальных нормативов ничем не отличалось от безвозвратного бюджетного финансирования. Экономические последствия те же — раздутый спрос на капиталовложения, неэкономное, неэффективное их использование.
В ходе реформы 1965 года предполагалось, что в результате роста рентабельности будет исключено авансирование хозяйством бюджета. Однако формы и сроки перечислений в бюджет прибыли и налога с оборота не были изменены, сохранилась возможность изъятия в бюджет оборотных средств хозяйства и формируемых предприятием финансовых фондов, которая и была вскоре реализована.
Реформа разрешила предприятиям самостоятельно определять норматив оборотных средств, временно использовать в обороте средства фондов стимулирования и развития. Однако предприятия не получили постоянного и надежного источника пополнения оборотных средств, продолжалось их изъятие за счет платежей в бюджет, завязывание в капиталовложениях, утрата (в результате убытков), замедление оборота. Различные прорывы попрежнему покрывались с помощью кредита.

Следовательно, комплекс вопросов, связанных с формированием оборотных средств, краткосрочных кредитов и, в частности, с кредитной эмиссией, остался открытым.
В начале 70х годов стало очевидным, что реформа 1965 года не дала ощутимых результатов. Продолжался неуправляемый рост запасов и капитальных вложений, разрасталось финансирование оборотных средств за счет кредита, особенно платежного. В 70е годы импульс, данный реформой 1965 года, постепенно затухал, замедлился, а затем и остановился рост производства, нарастало инфляционное разводнение оборотных средств, всех видов доходов и финансовых фондов.
4.4. Российский вариант перехода
к рыночной модели хозяйствования
(вторая половина 1980 — начало 1990х гг.)
Экономические процессы предыдущего периода, выразившиеся прежде всего в падении темпов развития до уровня простого воспроизводства (около 2% годовых), проедании сырьевых ресурсов, вынудили новое руководство страны изменить экономическую политику.
Новая экономическая политика с 1985 г. получила название курс ускорения и была сформулирована в общих

чертах в документах КПСС и Советского правительства. Основной целью данного курса объявлялась всемерная интенсификация общественного производства за счет приоритетного развития ряда сфер: научнотехнического прогресса, структурной перестройки, эффективной системы управления, организации и стимулирования труда.
Эта модель была явно теоретически не проработана, поскольку очевидно, что структурная перестройка экономики невозможна без реорганизации всего хозяйственного механизма. Поэтому уже спустя год понятие ускорение выходит из употребления и заменяется термином перестройка.
К середине 1987 года была разработана и принята программа коренной перестройки управления экономикой. Она предусматривала и ее социальную переориентацию, и структурные преобразования, и реформу ценообразования, и перестройку финансовокредитной системы при общей направленности к регулируемой рыночной экономике.
Особое место отводилось реформе цен. Но против нее была развернута мощная кампания в условиях острой борьбы за власть. Под давлением популизма были сняты или ослаблены ограничители роста денежных доходов в хозрасчетной сфере, без учета реальных возможностей в условиях экономической стагнации началось осуществление дорогостоящих социальных программ.

Таким образом, экономика все больше становилась заложницей политики, что сделало обреченными все предлагаемые программы (Абалкина — Рыжкова, 500дней, компромиссная программа, разработанная под руководством М.Горбачева).
Другой важной особенностью периода до 1989 года следует считать массированную атаку на так называемую командноадминистративную систему под различными политическими лозунгами. В результате этой борьбы возникла ситуация хозяйственного безвластия, приведшая в конечном итоге к распаду СССР.
После августа 1991 года был выбран монетаристский путь реформы в шоковом варианте, основанный на попытке достижения рыночного равновесия посредством одноразового размораживания цен, сокращения дефицита бюджета и удорожания кредита. Предполагалось, что быстрый



Содержание  Назад  Вперед