86% рабочих промышленности


объективно способствовала росту государственного вмешательства в экономику.
Первая мировая война внесла существенные коррективы в государственную экономическую политику, что связано с поиском ресурсов для ведения военных действий и расширения военного производства (в конце 1916 г. на армию работало 86% рабочих промышленности). При этом закономерно еще более повышается роль государства в хозяйственной жизни. Усиливающими данную тенденцию факторами явились нарастание экономических трудностей, а также весьма активно проходившая монополизация.
Главной проблемой первых месяцев войны стала проблема снабжения хлебом, заключающая в себе по сути две задачи: обеспечение армии и обеспечение потребляющих районов, где сосредоточивалась подавляющая часть военного производства. Решать эти задачи путем закупок по рыночным ценам становилось все труднее вследствие сокращения запасов, перебоев в работе транспорта, инфляции и т.д. Это привело государственные органы к выводу о необходимости введения твердых цен, что само по себе является шагом если не к свертыванию, то к ограничению товарноденежных отношений.

С середины 1915 г. начинается период так называемого «губернаторского регулирования рынка». Уже к середине 1916 г. губернаторы, чтобы обеспечить интендантству заготовки по «нормальным» ценам, запрещали вывозить хлеб из производящих губерний, скот из скотоводческих, лен, овес из тех районов, где они произрастали. Одновременно появились местные «таксы» на предметы первой необходимости, превратившиеся в скором времени в общероссийские твердые цены.

А поскольку в условиях нарушения хозяйственных связей (снабжением городов должны были заниматься местные власти) и их обособления при развитой специализации районов неизбежно возникали разрывы в ценах (до 3 раз), стала развиваться спекуляция, борьбу с которой повели государственные органы. Но скоро и этих мер оказалось недостаточно. С начала 1916 г. в некоторых городах вводят карточки, устанавливают нормы выдачи муки и круп.

30 июня этого года был принят закон о четырех мясопустных днях в неделю. В конце ноября правительство приняло
предложение министра земледелия А.Агиттиха о введении с января 1917 г. принудительной хлебной разверстки.
Несмотря на это планы заготовок не выполнялись: с осени 1916 г. до февраля 1917 г. было закуплено около половины требуемого количества, а до потребителя дошло всего 33%. Поэтому вполне логичный шаг и был сделан Временным правительством: 25 марта 1917 г. была введена хлебная монополия, в соответствии с которой весь хлеб прошлых лет и будущего урожая 1917 г. за вычетом необходимого для нужд владельца количества продовольствия, семян, фуража должен был поступать государству.
Вслед за этим в весенние и летние месяцы были установлены твердые цены на уголь, нефть, лен, кожу, шерсть, соль, яйца, масло, махорку и т.д. На несколько недель создавалась видимость, что положение исправляется. Министр Временного правительства А.И.Шингарев (1869 1918) с оптимизмом отмечал: «... страна оправляется от разрухи прошлого режима». Однако экономический кризис продолжал развиваться.

Естественно, что наиболее ярко он проявлялся на рынке потребительских товаров. Из продажи исчезли проволока, гвозди, подковы, обувь и пр. Летом 1917 г. разразился «папиросный кризис», сократилось производство мыла, чая, исчез кофе.

Печатные издания постоянно жаловались на нехватку бумаги.
Одновременно происходили обесценение денег, рост цен, замена торговли простым товарообменом, повсеместно вводилась карточная система. Развивалась тенденция автаркии областей. Уже в конце весны отмечалось «запрещение вывоза хлеба из одной губернии в другую», в июне был запрещен торговцам вывоз из Петрограда яиц и масла без особых разрешений Продовольственной Управы, осенью Управа Кишинева предлагала Москве продукты за калоши. Правительство пыталось выйти из положения усилением регулирования рынка: создавались дополнительные органы продовольственный комитет. Комитет по топливу, Комитет по перевозкам и так называемые особые совещания.

В период деятельности Временного правительства учреждались новые органы: Экономический совет. Главный экономический комитет и др. Таким образом, постоянно расширялась зона регулирования, а следовательно, сокра
Однако эти меры не принесли желаемых результатов, что вынудило правительство ввести чрезвычайные меры. Например, была создана «Хлебармия снабжения», в деревню направлялись вооруженные отряды, для уборки урожая привлекались армия и городское население, готовились решения о введении всеобщей, прямой, равной и открытой трудовой повинности. Но отсутствие реальной власти в руках правительства не позволяло проводить эти меры в условиях разрушенных государственных структур на местах и хозяйственного механизма в целом.
Временное правительство вопреки своим целевым установкам проводило политику, создающую социальноэкономическую среду для возникновения диктатуры. К осени 1917 г. приход к власти последней стал неизбежным.
В наши задачи не входит анализ причин прихода к власти большевиков, поэтому констатируем лишь, что, по нашему мнению, это закономерный этап в реализации механизма действия экономических законов в сочетании с историческими традициями нашего Отечества. Трагичность положения новой власти заключалась именно .в том, что с момента Октябрьского переворота она была обречена проводить экономическую политику, противоречащую ее программным заявлениям. (Аналогичная ситуация сложилась и с пришедшим к власти новым правительством России, когда вопреки объявленной приверженности демократическим принципам и рыночной экономике оно проводит не только антидемократические, близкие к диктаторским решения, но и антирыночные, подрывая тем самым свою социальную базу.)
Как и в периоды деятельности царского и Временного правительств, основным вопросом (только еще более обострившимся) оставался вопрос снабжения населения потребляющих районов продовольствием в условиях продолжавшейся войны и ускоряющегося развала национальной экономики. Естественным и единственным выходом из сложившейся ситуации было наращивание мер государственного вмешательства в экономику. Самым примечательным в этом было то, что диктовавшиеся конкретным положением страны действия в значительной степени усиливались стратегическими политическими устремлениями наиболее радикальной части правящей партии (сторонники Н.И.Бу
харина (18881938), Л.Д.Троцкого (18781940)) к скорейшему разрушению товарноденежных отношений основы эксплуатации, имевшими реальную социальную базу в составе люмпенпролетариата и беднейшего крестьянства.
Была ли проводимая политика «авантюризмом в экономических вопросах»'
С таким тезисом невозможно согласиться. Экономическая политика того периода (как впрочем и большинства других) имела ситуативный характер, т.е. характер реагирования на происходящие процессы. Это выражалось в практических шагах: реализация Декрета о земле (раздел, а затем передел земли); сведение национализации финансовой системы (Государственного и частных банков) и промышленных предприятий к стихийной конфискации, что в конце концов подтолкнуло СНК к принятию решения о всеобщей национализации крупной (июнь 1918 г.), а позже (январь 1919 г.) всей промышленности, национализации торговли с ее заменой принудительным государственно организованным распределением и установлением прямого товарообмена между городом и деревней (ноябрь 1918 г.); введение продовольственной разверстки (январь 1919 г.) и всеобщей трудовой повинности и т.д.

Очевидно, что указанные меры отнюдь не являлись реализацией общей программы большевиков, а проводились исключительно для того, чтобы таким способом спасти остатки хозяйственных связей и сосредоточить в своих руках оскудевшие ресурсы в условиях угрозы и разгорания гражданской войны и интервенции.
То же можно сказать и о продовольственной проблеме. В это время стало очевидным, что решить ее не только рыночными, но и любыми способами невозможно, поэтому был принят ряд мер военного характера: введена государственная монополия на хлеб, созданы продотряды, что в конечном итоге усилило социальную напряженность в деревне и стало одним из факторов возникновения гражданской войны.
Таким образом, развивающиеся в стране события привели к завершению натурализации хозяйственных отношений и в сфере производства, и в сфере потребления.
1 Шишков Ю. Упущенный шанс // Наука и жизнь. 1991. № 11 с 3
В 1918 г. создалось парадоксальное положение, когда реальная экономическая ситуация внешне совпала с теоретическими представлениями ортодоксальных марксистов о переходном периоде от капитализма к социализму (коммунизму): окончательный уход с арены товарноденежных отношений стал основанием для вывода о его завершении. Поэтому трансформируются теоретические установки, сразу же переводимые в область практического осуществления. Теперь, опираясь на слепой энтузиазм масс, партия большевиков рассчитывала указаниями сверху из центра и велениями пролетарского государства организовать общегосударственное производство и распределение. Идея немедленного построения бестоварного хозяйства была изложена во 2й программе РКП(б) в марте 1919 г. Пик коммунистических мероприятий пришелся на конец 1920 начало 1921го гг. (именно вто время, когда кризис достиг максимума).

Принимаются декреты Совнаркома «О бесплатном отпуске населению продовольственных продуктов», «О бесплатном отпуске населению предметов широкого потребления», «Об отмене платы за всякого рода топливо» (декабрь 1920 г.), идет разработка «заменителей» денег учетных трудовых и энергетических единиц.



Содержание  Назад  Вперед