Реформы 1930—1960х


Введение 3.

перестройки. Тогда как в 1920 г. и начале 1921 г. в период перехода к мирной экономике процесс натурализации экономических отношений и расстройства денежной системы достиг кульминационной точки. Поэтому, чтобы перейти от системы бумажноденежного к системе банкнотного обращения, пришлось коренным образом перестраивать механизм денежного обращения.
Вторая денежная реформа была проведена в очень короткий срок, в то время как первая реформа осуществлялась в течение двух лет при большом противодействии отдельных групп населения.
Таковы различия и вместе с тем черты сходства между двумя денежными реформами советского периода.
4.3. Реформы 1930—1960х гг.
Реформы 1930х годов (кредитная реформа, реорганизация управления промышленностью, налоговая реформа) означали окончательную ликвидацию нэпа.
Постановление ЦК ВКП(б) от 5 декабря 1929 г. предусматривало превращение синдикатов в объединения и передачу им управления промышленностью. Тресты теряли хозрасчетную самостоятельность.
Вместе с тем провозглашался перевод предприятий, входящих в тресты, на хозрасчет, который по существу сводился к учету себестоимости и стимулированию ее снижения. Ни собственных оборотных средств, ни права участвовать в распределении прибыли предприятия не получили.
Кредитная реформа последовала непосредственно за реорганизацией управления промышленностью.
Ко времени проведения кредитной реформы кредитноденежная система нэпа уже была полностью демонтирована. Однако основа этой системы — коммерческий кредит и вексельное обращение — все еще сохранились.
Коммерческий кредит оставался последним каналом нерегламентированного перераспределения капиталов между отраслями и предприятиями. В ликвидации коммерческого кредита прежде всего и состояла кредитная реформа 1930 г.
Реформа строилась на следующих теоретических предпосылках. Предполагалось, что ликвидация многоуклад
158
ности, отказ от нэпа делают излишними товарноденежные отношения, реальное функционирование кредитноденежной системы. Поэтому купляпродажа между предприятиями внутри государственного сектора должна превратиться в плановое распределение, оплата товаров — в простую формальность, кредитование предприятий — в разновидность финансирования, всецело подчиненного плановым заданиям. В этих условиях нет места для взаимной задолженности предприятий (т.е. для коммерческого кредита), внепланового перераспределения средств, разделения собственных средств предприятий и кредитов банка.
Реформа предусматривала новый порядок кредитования, расчетов и организации оборотных средств предприятий.
Коммерческий кредит перестал существовать. Речь шла не просто об упразднении векселя как документа, оформляющего задолженность одного хозяйственного органа другому, а о ликвидации всякой задолженности между этими органами. Поставляемая продукция должна была оплачиваться немедленно, т.е. автоматически, за счет средств покупателя или кредитов банка.
Автоматизм расчетов был неизбежно связан с автоматизмом кредитования. Расчеты кредитовались немедленно и без ограничений, причем кредит предоставлялся и поставщику и покупателю. Кредиты предприятий на продовольственные нужды формально должны были ограничиваться плановыми заданиями.

Но поскольку план постоянно пересматривался и запаздывал, кредит практически превращался в неограниченный.
Формально получателем кредита становилось не объединение, а предприятие, но при этом предприятие не наделялось собственными оборотными средствами. Поступления за реализованную продукцию и банковские кредиты начислялись на единый счет предприятия — контокоррент. Таким образом сливались и обезличивались собственные и оборотные средства.

Негативные последствия кредитной реформы обнаружились уже в 1930—1931 гг. Реформа, оторванная от реальности в силу своих идеологических и организационных принципов, создавала ситуацию, в которой хозяйство не могло функционировать нормально. Резко возросли незаконные, некомплектные поставки, катастрофически на 1 растала масса кредитов и денег в обращении.

Темп оборота общественного капитала резко замедлился, приросты промышленного производства, полученные ценой жертв и лишений, были заморожены в запасах и не давали реального расширения ресурсов для дальнейшего роста.
В 1931—1932 гг. были внесены исправления в кредитную реформу. Предприятия стали наделяться собственными оборотными средствами. Для этой цели Госбанк предоставлял кредит, который погашался выплатами из госбюджета в течение 1932—1938 гг. Собственные и заемные средства разграничивались на расчетном и ссудном счетах, открываемых банком каждому хозрасчетному предприятию.

Вместо автоматической оплаты поставщиком в качестве основной формы расчетов сводился акцепт (перечисление средств на счет поставщика после согласия покупателя оплатить отгруженный товар). Отменялось кредитование под план, представляющее собой на практике неограниченное накачивание в хозяйство кредитов.
Эти исправления кредитной реформы отнюдь не означали восстановления кредитноденежной системы 20х годов. Они сохраняли основные черты сложившейся на рубеже 20х и 30х годов кредитноденежной системы, но придавали ей устойчивость, способность функционировать, не вызывая немедленных разрушительных последствий.
Одновременно с исправлениями кредитной реформы разукрупнялись объединения (бывшие синдикаты), из ВСНХ были выделены промышленные наркоматы. Расширялись права предприятий в сфере снабжения и сбыта, восстанавливалась роль хозяйственных договоров. Иными словами, создавались элементарные условия для хозрасчета промышленных предприятий.
В середине 30х годов была осуществлена санация де д нежного обращения на основе постепенного расширения производства продуктов сельского хозяйства и промышленности. Были сняты запреты с базарной торговли, расширены возможности для приусадебного хозяйства колхозников, постепенно восстанавливалось сначала полеводство, а затем и животноводство, почти вдвое сократившееся в годы коллективизации.
Налоговая реформа 1930 г. установила, что в бюджет должно перечисляться не менее 81% прибыли.
Однако скоро обнаружилось, что автоматическое перечисление прибыли в бюджет задевает оборотные средства, ухудшает положение предприятий без вины с их стороны.
В 1931 г. пытались преодолеть автоматизм перечислений, но уже в 1932 г. он восстановился, потому что бюджет не располагал механизмом, гарантирующим устойчивость его доходов.
Единая норма отчислений прибыли в бюджет была выгодна высокорентабельным отраслям и невыгодна низкорентабельным. Те предприятия, которые осуществляли в соответствии с планом капиталовложения, внеся в бюджет 81% прибыли, получали затем из бюджета запланированные ассигнования. Поэтому в 1931 г. был установлен минимальный, общий уровень отчислений от прибыли в бюджет — 10%, остальная прибыль распределялась в соответствии с планом:
целиком оставалась у предприятия, если ему были предусмотрены соответствующие капиталовложения, или практически полностью перечислялась в бюджет. Прибыль перестала
быть стимулом производства. Предприятия были заинтересованы в получении ассигнований, которые могли превышать прибыль.
Как уже говорилось, предприятия были переведены на хозрасчет, наделены оборотными средствами. За ними были закреплены определенные основные фонды. Они стали основными ссудополучателями.

Вместе с тем хозрасчет предприятий пXоводился весьма непоследовательно.
С одной стороны, процесс воспроизводства требует систематического перераспределения средств, с другой, — самостоятельность и хозрасчет предполагает их закрепление за предприятием.
В 1931 г. предприятия были наделены оборотными средствами при одновременном ослаблении механизма кредитного перераспределения. Объединениям разрешалось перераспределение оборотных средств предприятий сроком на один месяц с обязательным возвратом. В 1946 г. перераспределение оборотных средств между предприятиями было запрещено, а в 1954 г. вновь разрешено.

Практически наркоматы, главки, министерства всегда перераспределяли оборотные средства между предприятиями, поскольку последние не могли юридически этому воспрепятствовать.
Затем за предприятиями были закреплены определенные основные фонды, однако амортизационные отчисления до 1938 года централизовались и использовались в значительной части на новое капитальное строительство. Как результат — завязывание оборотных средств предприятий в капитальном ремонте, невосполняемый износ оборудования. Лишь в 1938 году за предприятиями были закреплены амортизационные отчисления на капитальный ремонт.

Но предприятия по прежнему не получили в свое распоряжение средств для обновления оборудования. Отсюда — прогрессирующее старение оборудования на действующих предприятиях, разбухание сферы капитального ремонта.
В годы войны (1941—1945) резко возросла эмиссия наличных денег: произошло перераспределение денежных доходов между городом и деревней в пользу последней, резко возросли рыночные цены, вновь были введены карточки и коммерческая торговля. Последствия войны в денежном обращении ликвидировала денежная реформа 1947 года.



Содержание    Вперед