Большое количество рабов давала война.


По сути дела, Рим создал специальный механизм или целую отрасль по производству рабов. Потребность в рабах в римском обществе была постоянной, н удовлетворялась она из разных источников. Большое количество рабов давала война. При удачных военных действиях в руки победителей попадали массы пленных воинов, гражданского населения, к ним же переходило имущество последних, в том числе принадлежащие им рабы. Очень многие войны Рима 111 вв. до н. э. были удачными, и римляне выбрасывали на рынок громадное количество пленных. Захваченные пленные продавались с аукциона квестором; обычно их крупными партиями покупали работорговцы, следовавшие за римским войском.

Пополняли рынок рабов и морские пираты. Некоторое значение имело также и внутреннее воспроизводство рабской силы, т. е. воспитание рабов, рожденных рабынями, что поощрялось некоторыми рабовладельцами. Воспитанные с малых лет в рабстве, они были обучены, послушны н высоко ценились. Но выращивание такого раба обходилось дороже (не менее чем в два раза), чем покупка взрослого, и в эпоху победоносных войн 111 вв. до н. э. было менее выгодным, чем приобретение рабов на рынке. Внутреннее воспроизводство рабов было затруднено также тем, что рабы жили на полуказарменном содержании, были лишены семьи.

Развитие рабовладения привело к появлению нового элемента в национальном хозяйстве - работорговле. Рынки рабов существовали в каждом городе, где любой гражданин мог купить или продать раба. Помимо таких местных рынков существовали более крупные рынки. Самыми крупными в Средиземноморье были рабские рынки на острове Делос (Эгейское море), в городах Аквилея (Северо-Восточная Италия), Танаис (устье реки Дона). На Делос свозили рабов со всего Восточного Средиземноморья, и однажды здесь продали за день 10 тыс. Рабов. В город Аквилея сходились невольничьи караваны из-за Альп, из Галлии, германских и придунайских областей. Танаис был центром работорговли с сарматами, скифами и другими причерноморскими племенами. Из Танаиса, Аквилеи, Делоса рабы попадали на областные, а оттуда и на местные рынки. Раб продавался, как и всякие другой товар, раб проходил предпродажную подготовку: чтобы продать его подороже, владелец одевал его в новую одежду, завивал волосы. Цены на рабов колебались. Во время особо удачных войн раба иногда продавали за 4 денария, но обычная стоимость раба была 400500 денариев. Высококвалифицированные рабы стоили в несколько раз дороже.

Подъем сельского хозяйства и ремесла, установление товарных связей способствовали оживлению торговли. Морская торговля считалась очень выгодным делом, и ею занимались даже нобили, которым не рекомендовалось участвовать в торговых операциях по закону Клавдия 218 г. до. н. э. Нобили обходили закон, занимаясь морской торговлей через подставных лиц, обычно своих вольноотпущенников.

Римский император Октавиан и его реформаторская деятельность видятся сегодня как весьма интересный и исключительно грамотный образец проведения изменений. Он сумел практически полностью изменить систему управления страной, не вызвав при этом сопротивления. Вернувшись в Италию в 29 г. до н.э. Октавиан пересмотрел состав римского сената, который был пополнен верными людьми, а его общий список сокращен с 1000 до 600 членов. В том же году в торжественной обстановке с раздачей больших подарков населению Рима были отпразднованы несколько триумфов Октавиана в честь его многочисленных побед, что снискало ему популярность у многих простых граждан. Реформированный сенат и благодарный народ декретировал новому правителю ряд почестей, и прежде всего ему был присвоен в качестве постоянного титул императора, который рассматривался как часть личного имени (теперь новый правитель назывался официально император Гай Юлий Цезарь Октавиан).

В январе 27 г. до н.э. Октавиан на специально собранном заседании сената отказался от верховной власти, всех своих должностей, объявил о восстановлении традиционного республиканского управления и о желании уйти в частную жизнь. Отказ от власти был удачной и хорошо продуманной инсценировкой. Сенат и народ стали упрашивать его не отказываться от власти, не покидать Республику. Уступив приказу сената, Октавиан оформил свою верховную власть в духе староримских традиций, старательно избегая одиозных в обществе титулов. Основными слагаемыми власти Октавиана стал набор нескольких высших магистратур, привычных общественному сознанию, но в совокупности создающих верховную власть.

В период с 27 по 23 г. до н.э. Октавиан соединил в своих руках полномочия консула, народного трибуна, он был поставлен во главе сенатского списка и стал как бы председателем высшего органа Римской республики, постоянный титул императора закреплял его права как главнокомандующего вооруженных сил.

Традиционный орган республиканского строя - уверенное народное собрание было умело приспособлено к формирующимся монархическим институтам и стало их частью. Более сложными были правовые отношения между Октавианом и римским сенатом. Сенат являлся олицетворением республиканского строя как такового, и Октавиан проводил по отношению к нему очень осторожную политику постепенного сокращения его компетенции, внешне оставляя за ним большие права. Во времена правления Октавиана сенат получил дополнительные права, в частности судебную власть. Римский сенат при большой декларированной власти, которая была как бы равна власти Октавиана, фактически был включен в систему рождающихся монархических учреждений как его органическая часть, хотя Август проявлял большой такт по соблюдению внешних прерогатив сената.

Конечно, не все государственные, особенно сложные и трудные проблемы, можно было обсудить в сенате, состоящем из 600 человек. И Август стал собирать для обсуждения некоторых щекотливых дел узкие собрания из своих ближайших друзей, которые получили название совет принцепса. Совет принцепса при Августе не был официальным государственным органом, но в кругу близких советников Октавиана обсуждались многие государственные дела. Совет принцепса мог составить серьезную конкуренцию официальному римскому сенату как орган реальной власти в государстве.

Для управления императорскими провинциями Август назначал наместников, носивших звание императорских легатов. Им помогали так называемые прокураторы, ведающие, главным образом, финансовыми вопросами, но иногда управлявшие небольшими по размеру пpoвинциaльным областями, как, например, знаменитый Понтий Пилат, управлявший Палестиной во времена Иисуса Христа.

К концу многолетнего правления Августу удалось создать основы будущего монархического строя, вошедшего в мировую историю под названием Римской империи. Эта форма монархии вырастала на почве собственно римских государственных структур, господствующих идей, что придавало императорскому режиму, так сказать, национальный характер, хотя нельзя отрицать влияние на его формирование эллинистических монархических институтов или некоторых тиранических режимов Древней Греции.

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПА. По многим своим параметрам экономика феодального европейского общества довольно сильно отличается от предшествующего ей рабовладельческого периода, а также от современного ей Востока. В силу этого обстоятельства представляется интересным предварить рассмотрение организации хозяйственной жизни и управления экономикой некоторыми общими замечаниями.

Многие специалисты считают ранние столетия феодализма исключительно бедным и технически отсталым обществом, в котором практически не имели места изменения. Есть историки, которые полагают, что отсутствие изменений является следствием неверно определяемой продолжительности этого периода на самом деле, по их мнению, он был в 5-6 раз короче, что свидетельствует о неправильном летоисчислении. Отдельные специалисты считают, что ответственность за бедность и технический застой в ранние средние века нужно возложить на социальные структуры и ментальные установки. Феодальное общество представляется обществом ограниченных материальных возможностей и потребностей. По имеющимся данным в ХIII-ХV вв. в Англии баланс между расходами (пропитание, военное снаряжение, строительные работы, траты на предметы роскоши) и доходами самых богатых людей колебался в пределах 6-10% доходов.

Это период европейской истории может сравниться лишь с недавним прошлым социалистических стран по силе идеологического влияния на экономику. Здесь еще в большей мере, чем в прочих сферах, нововведение представлялось чудовищным грехом. Оно подвергало опасности экономическое, социальное и духовное равновесие. Новшества наталкивались на яростное или пассивное сопротивление масс.

Труд не имел целью экономический прогресс - и индивидуальный, ни коллективный. Он предполагал, помимо религиозных и моральных устремлений (избежать праздности, которая прямиком ведет к дьяволу; искупить, трудясь в поте лица, первородный грех; смирить плоть), в качестве экономических целей обеспечение своего собственного существования и поддержку тех бедняков, которые неспособны сами позаботиться о себе.Еще Св. Фома Аквинский сформулировал эту мысль в Своде богословия: Труд имеет четыре цели. Прежде всего, и главным образом он должен дать пропитание; во-вторых, должен изгонять праздность, источник многих зол; в-третьих, должен обуздывать похоть, умерщвляя плоть; в-четвертых, он позволяет творить милостыни.



Содержание  Назад  Вперед