День трейдера 5


Исходя из волатильности Intel и собственного понимания его торго­вых диапазонов, Стив ставит защитную остановку в 1 пункт на свою нетто-позицию. Учитывая размер счета Стива, остановка в 1 пункт составляет менее 1% его торгового капитала. Это очень хороший «стоп» для 4000 ак­ций, которые он держит. Возможно, такое поведение нетипично для трейде­ров, но Стив и не считает себя типичным. Он не так давно освоил правила игры на рынке, но уже хорошо владеет своим ремеслом: за последние два года его счет вырос в несколько раз.


Сейчас Стив не отрывается от экрана, отмечая малейшие изменения в поведении рынка. Он готов действовать и только ждет момента вступить в игру. Тем не менее одним ухом он слушает новости, надеясь, что не произой­дет ничего, что повернет Intel против него. Опираясь на «стоп» в 1 пункт, Стив готов и к такому повороту дел.

11:00 На мониторе окно «время и продажи», которое показывает сделки и время их совершения. Стив легко читает котировки с помощью этого инструмента. В настоящий момент нет ни шальных сделок, ни сделок с крупными пакетами акций, которые могут поколебать рынок, и можно не­много расслабиться.

Одновременно Стив следит за S&P*, поскольку Intel часто торгуется в тесной корреляции с этим фьючерсным контрактом. Слава Богу, сегодня ут­ром рынок довольно сильный, и фьючерс S&P торгуется высоко — в районе 1530. А благодаря новостям и Intel стал сильнее.

11:04 Стив держит Intel более четверти часа. За это время тот под­нялся к $139, но выдохся и никак не может вновь туда пробиться. Рынок замер в ожидании: выйдет ли Intel на новый дневной максимум? Стив тоже надеется на это, но даже сейчас ясно, что он провел просто фантастическую сделку: фактически, лучшую сделку за несколько последних торговых сессий.

Стив знает, что маркет-мейкеры попытаются пробиться через макси­мум, особенно учитывая то, что фьючерс S&P стоит высоко. «Свинговые и позиционные трейдеры** любят покупать на пробоях дневного максиму­ма, — напоминает он себе. — Для них это один из сигналов входа».

Он знает также, что лучше всего начинать «разгрузку» акций именно тогда, когда Intel пытается пробить новый дневной максимум. Например, менее двух недель назад, когда Intel достиг годового максимума, объем тор­гов был наибольшим, поскольку трейдеры покупали бумаги. Однако через 6 дней после этого акции торговались уже почти на 20 пунктов ниже! По­добные ситуации Стив наблюдал не раз.

11:05 Сомнения могут убить много хороших сделок, и Стив зто зна­ет. Goldman вновь выходит с бидом по $138 7/16, показывая объем 200. Но


для него это слишком маленький лот. Что если это отвлекающий маневр? Стив задумывается: «Может быть, Goldman пытается протолкнуть Intel че­рез целое число только для того, чтобы развернуться и через несколько минут продать тысячи акций?» Такое бывало не раз. Похоже, пора выхо­дить из игры.

Теперь Intel торгуется $138 9/№ на $1381/2, Одолеет ли он максимум? Стив не знает, да и, в сущности, ему все равно. Он решил выйти и готовит ордер на продажу. Стив понимает, что должен немедленно зафиксировать свою прибыль, и, не жадничая, решает слить 2000 акций по $138 3/в- что находится как раз под лучшим бидом. Почему? Потому что маркет-мейкер предлагает $138 3/в за 2000 и ждет быстрого исполнения. Стив «наливает» ему по $138 3/в почти мгновенно. Маркет-мейкер остается с бидом $138 ъ/&, но снижает объем до 1000. Стив готов продать остальные 2000 акций по этой цене и предлагает их тому же маркет-мейкеру, используя преференцию SelectNet. К счастью, тот исполняет оферту на 2000. Стив поздравляет себя с превосходной сделкой.

За эти несколько часов он сделал $11250, поэтому решает закончить торговлю. Рынок есть рынок, и нельзя заработать все деньги. Надо уметь вовремя остановиться.

Он закрывает свои торговые программы, выключает компьютер и от­правляется на кухню, где его жена Нэнси разрезает свежеиспеченный ба­нановый пирог.

*Как дела, дорогой?» — спрашивает она.

«Было очень неплохое утро, — отвечает Стив. — Мы закончили сессию с 11 кусками». Пирог тает во рту, и он вспоминает про гольф: «Если не возра­жаешь, пойду к Элу: мы хотели сегодня сыграть партию. Кстати, помнишь ту рекламу про Сан-Мартино. Если все пойдет как надо, на следующей неделе можем отправиться на острова дней на пять».