Не бывает мрачных времен, бывают



" Не бывает мрачных времен, бывают только мрачные люди" - сказал Ромен Роллан.
Сколько людей, - столько различных точек зрения на мир и соответственно столько же разных отражений мира в головах. Кто-то может утверждать, что мир яркий и шумный, другой говорит, что он шершавый и мокрый, третий скажет, что мир теплый и сладкий, четвертый - что красивый на вид и неприятный на ощупь и т.д. Каждый человек имеет свое субъективное миропонимание. Все кажется прекрасным, на что смотришь с любовью; все отвратительно, если нет настроения.

Мы смотрим на мир через призму своих установок. В окружающем мире мы воспринимаем то, что нам известно. Все, что мы видим впервые, нам что-то напоминает.

В любом предмете каждый увидит то, на что его толкает его мышление, сформированное предыдущим опытом. Физик, глядя на девушку с умопомрачительной фигурой, может подумать: "Надо же, как удачно природа сгруппировала атомы!". Под капотом автомобиля девушка увидит груду металла; специалист же по авто кондиционерам рассмотрит там компрессор, испаритель, ресивер-осушитель и соответствующие трубки; а электрик заметит генератор, датчики и провода. Глядя на мир, мы узнаем в нем себя.
Прочитав роман "Война и мир", писатель в первую очередь обратит внимание на технику и стиль написания, а философ - на идейные концепции; натуралиста заинтересуют живописные описания природы, а психолога - личности персонажей и взаимоотношения между ними; историк обнаружит некоторые несоответствия событий романа с официальной исторической версией, а генерал - принципиальные отличия тактики и стратегии боевых действий тех времен от современных. Каждый, как в зеркале, увидит в книге
себя.

Поколение людей, выросшее в военное время воспримет "Войну и мир" с другой точки зрения, нежели поколение мирной эпохи.
Такие шедевры мировой живописи, как "Джоконда" Леонардо да Винчи и "Черный квадрат" Казимира Малевича - это скорее не полотна, а зеркала, потому что каждый, увидит в них себя - один будет часами рассказывать вам о "загадочной улыбке Джоконды", а другой может сказать, что на этом холсте изображена некрасивая по современным понятиям женщина, больная и, скорее всего, бесплодная, на лице которой нет и намека на интеллект; один скажет, что глядя на "Черный квадрат", он видит там целый мир, а другой никак не отреагирует на эту шутку Малевича. Сами же авторы этих картин, вероятно, и не думали, что вокруг их произведений будет так много пустых разговоров. "Картина в музее слышит больше глупостей, чем кто бы то ни было в мире" -
сказал Эдмон Гонкур.

(Кстати, самый главный из четырех известных "Черных квадратов" Малевича, форматом 53.5х53.5 см, находившийся в собственности разорившегося "Инкомбанка", при распродаже банковского имущества заинтересованные лица планировали выставить на аукцион с начальной стартовой ценой 20 млн. американских долларов, но вмешалось государство и гениальное произведение искусства запретили пускать с молотка, объявив национальным достоянием России).

Наши оценки предметов больше характеризуют нас, чем сами предметы. Поэтому справедливо мнение, что судить о человеке в большей степени можно не по тому, что о нем говорят другие, а по тому, что он говорит о других. Представим себе, что два оратора произносят одну и ту же речь перед одной и той же аудиторией. Первый при выступлении сильно волновался, а после произнесения речи сказал: "Эта аудитория очень авторитетная". Второй же выступил легко и непринужденно, а потом заявил: "Какая благодарная публика!". Как видим, такие оценки как "авторитетная" и "благодарная" относятся не к аудитории, как может показаться на первый
взгляд, но фактически больше характеризуют ораторов, которые видят в слушателях себя, как в зеркале (это не значит, что первый - авторитетный, а второй - благодарный, просто каждый из них склонен видеть то, чего ему не хватает в нем самом и/или в жизни). Все дело не в аудитории, а в отношении к ней.

"Во мне, а не в писаниях Монтеня содержится то, что я в них вычитываю", - заметил Блез Паскаль. Точно так же и наша ценность и вес в обществе определяются не нашими достоинствами и недостатками, а представлением окружающих о наших достоинствах и недостатках.
Точки зрения на один и тот же предмет могут различаться не только у разных людей, но и у одного человека. "Я не всегда разделяю свои взгляды", - сказал Поль Валери. А все тот же Блез Паскаль выразился так: "Всякий раз мы смотрим на вещи не только с другой стороны, но и другими глазами - поэтому и считаем, что они переменились".

Во-первых, точки зрения каждого из нас меняются со временем. Ромену Роллану в юном возрасте роман "Война и мир" показался утомительным, но будучи зрелым писателем, он назвал Толстого "самим совершенством".

Во-вторых, наши точки зрения могут меняться в зависимости от настроения. Читая один и тот же фрагмент "Войны и мира" в одном настроении, мы можем восхищаться гением полководцев, а в другом - содрогаться от жестокости военных сражений. "Четвертый раз смотрю этот фильм и должна вам сказать, что сегодня актеры играли как никогда" - заметила как-то Фаина Раневская.

Мы всматриваемся в мир, как в зеркало, из которого на нас взирает постоянно меняющееся наше собственное отражение