Дианетика и Саентология – В ЗАПАДНЕ




В ЗАПАДНЕ 1

В Греции, Риме, Англии, в колониальной Америке, Франции и Вашингтоне было много разговоров на тему свободы. Видимо свобода это что-то очень желанное. Действительно, свобода представляется целью нации или народа. Аналогично, если мы хотим восстановить способности преклира, мы должны восстановить свободу. Если мы не восстановим свободу, мы не сможем восстановить способностей. Связанный мускулами борец, напряженный водитель, космонавт с заторможенной реакцией одинаково неспособны. Их способности располагаются в направлении увеличения свободы, снятия напряжения и лучшего общения со своим окружением.

Главная трудность со свободой в том, что она не имеет строения. Что свободно, то свободно. Оно не свободно при помощи линий, промежуточных пунктов, обходных путей или перемычек, оно просто свободно. Есть еще нечто очень интересное насчет свободы: она не может быть стерта. В "Дианетике: современной науке душевного здоровья" мы узнали, что приятные моменты нестираемы. Единственными стираемыми вещами были боль, неудобство, искажение, напряженность, агония, бессознательность. На более современном саентологическом языке свобода не может быть
"рассмотрена-как-есть"*1 , это что-то непреходящее. Возможно, вы сможете сосредоточить чье-то внимание на чем-то несвободном и таким образом привести его в состояние убежденности, что свободы не существует, но это не будет значить, что вы стерли свободу индивида. Нет, не стерли. Вся свобода, какая у него была, все же осталась. Кроме того, у свободы нет количества и по определению нет положения в пространстве или во времени. Поэтому мы видим единицу осознания осознания как потенциально наиболее свободную вещь, которая только может быть. Поэтому человек стремится к свободе.

Но если свобода не имеет строения, то объясните, пожалуйста, как же можно собираться достичь чего-то, что не может быть полностью объяснено? Если кто-то говорит о "дороге к свободе", он говорит о прямой линии. Тогда у нее должны быть границы. Если есть границы, то нет свободы. Это вызывает в уме интересное предположение о том, что по теории самым лучшим процессом было бы побудить индивида представить себя свободным, а затем просто опять просить его представить себя свободным. Действительно, во многих высоких по тону кейсах это довольно работоспособный процесс. Индивид "болен", он обычно в очень хорошем тоне, одитор просто просит его представить, что он свободен, и он перестает быть "больным". Волшебство, однако, ограничено кругом тех людей, которые имеют некоторое понятие о том, что означает "свободен". Поговорите с человеком, который работает с восьми до пяти, без целей, без будущего и без уверенности в своей организации и ее целях, с человеком, которого выплаты в рассрочку, плата за квартиру и другие экономические преграды заставляют выкладывать всю свою зарплату, как только он ее получает. Перед нами индивид, потерявший идею о свободе. Он настолько сосредоточен на преградах, что свобода должна быть в терминах меньших преград. Таким образом, в процессинге мы должны одитировать в направлении меньших и меньших преград, чтобы достичь свободы.




Книжный магазин