Вспомогательная аксиома № 9 (2)


 

Фрэнк Генри знал одного человека, который работал главным инженером маленькой производственной фирмы. За годы рабо­ты он накопил много обычных и привилегированных акций сво­ей компании. Некогда эта компания процветала и курс ее акций был достаточно высок, но те времена быстро прошли. Из-за из­менений на рынке, особенно из-за появления там беспощадных японских конкурентов, фирма имела теперь серьезные неприят­ности.

Поскольку эти проблемы были известны рыночной публике, ко­тировки акций компании неуклонно снижались. Сам же инженер полагал, что проблемы гораздо более серьезны, чем предполагают аналитики рынка. Сравнивая продукцию своей компании с анало­гичной, но произведенной японским конкурентом, он обнаружил, что они существенно различаются: качество японской продукции, при более низкой цене, было выше. Инженер не видел пути преодо­ления существующих проблем. Он был убежден, что рано или поздно конкурентная борьба приведет его фирму к гибели.

Он должен был распродать свои акции, но «глубоко пущен­ные корни» не позволяли ему это сделать.

Он испытывал трепетное чувство привязанности к этой не­большой компании. Это чувство было усилено большим коли­чеством речей, повторяемых председателем правления, гене­ральным директором и главным акционером и призывавших «не сдаваться». Председатель правления, неисправимый опти­мист, объявил во всеуслышание, что продолжает покупать ак­ции компании для своего личного инвестиционного портфеля. Он полагал, что был обязан сделать такое заявление. Посколь­ку Комиссия по ценным бумагам и биржам, а также правила фондовой биржи требовали, чтобы он обнародовал степень своего участия в капитале возглавляемой им компании, о фак­те распродажи им своих акций стало бы неминуемо известно. Это серьезно повредило бы делу. Поэтому его идея заключа­лась в том, что предание гласности факта покупки акций вмес­то их продажи будет иметь положительный эффект.

Он считал, что, покупая большое количество акций своей компании, демонстрирует веру в ее жизнеспособность и ра­дужные перспективы. Он демонстрировал свою лояльность.

Инженер сомневался, что жест председателя возымеет поло­жительный эффект. Цены обычных и привилегированных ак-ций компании соревновались между собой в скоростном спуске. Моральное состояние акционеров и служащих было на низком уровне и продолжало ухудшаться.

Настало время для «эвакуации». Но инженер не мог заставить себя «покинуть корабль», и одной из главных причин был тот самый отчаянный жест председателя правления.

Если один инвестор выступает продавцом, а другой — покупате­лем одних и тех же ценных бумаг, между ними заключается сделка Конечно, сегодня все подобные сделки проходят через дилеров, брокеров и биржевые площадки, но эффект в итоге получается тот же, что и при встрече продавца и покупателя лицом к лицу. Инже­нера смущал тот факт, что при продаже им своих акций покупате­лем окажется председатель правления его компании.

Распродажа инженером своего пакета акций одновременно означала бы, что личный инвестиционный портфель председа­теля пополнится бумагами, которые в скором времени потеря­ют всякую ценность. Так или иначе, он считал, что это было бы несправедливо.

Рассуждая подобным образом, инженер продолжал удержи­вать свои акции от продажи. В итоге и он, и председатель, оба оказались у разбитого корыта — с полными портфелями ничего не стоящих акций.

Много лет спустя Фрэнк Генри участвовал в сделке, при зак­лючении которой ему довелось контактировать с тем самым, те­перь уже бывшим, председателем правления, который стал вла­дельцем расширяющейся складской сети. Этот человек казался богатым и довольным. Он радостно рассказывал о своих недав­них успехах на фондовом рынке. Ему удалось заработать, осу­ществляя «короткие продажи» на падающем рынке. Он был хо­рошо знаком с техникой продажи акций «в шорт», при которой вы сначала продаете акции в надежде, что их цена упадет, и лишь затем откупаете их по более низкой цене. Разница в ценах про­дажи и последующей покупки составляет вашу прибыль.

Когда бывший председатель правления рассказывал об этом, в голову Фрэнка Генри закралась маленькая, но злая мысль.

Он задался вопросом: а был ли председатель в действительности столь оптимистично настроен в отношении будущего разваливаю­щейся компании, как он старался это продемонстрировать? Воз­можно, предположил Фрэнк Генри, этот человек, по примеру мно­гих мошенников, имел два брокерских счета: открыто заявленный и секретный. В то время как он громко и гордо заявлял о своей по­купке акций компании, действительно осуществлявшейся с перво­го счета, вполне вероятно, что с другого счета он одновременно «шортил» эти же бумаги, ничего не теряя в итоге. Но это была толь­ко догадка, истинность которой невозможно установить.