Вспомогательная аксиома № 8


Остерегайтесь обманчивого игорного предчувствия

Бывает, что карточный игрок говорит себе: «Сегодня ве­чером мне повезет!». Ему вторит покупатель лотерейного билета: «Это мой счастливый день!». Тем самым оба погружают себя в состояние эйфории ожидания, что лишь усиливает степень гро­зящей им опасности. Вполне вероятно, что в будущем им придет­ся сожалеть по поводу неоправдавшихся надежд.

Обманчивые ощущения азартного игрока — специфическая раз­новидность иллюзии существования некой закономерности в об-щем хаосе. В данном случае иллюзия возникает на основе не вне­шних факторов, но внутренних ощущений. Когда вы говорите, что вам должно повезти, или у вас возникает чувство, что сегодняшний день станет для вас особенно удачным, вы убеждаете себя: цепь слу­чайных событий составится таким образом, что принесет вам мак­симальную выгоду. В этот момент вы представляете себя незыбле­мым островом в мире хаоса. Происходящие вокруг вас события на время оставят свой случайный характер и покорно будут следовать в указанном вами направлении. Колесо рулетки и игровые автома­ты будут выкидывать нужные вам комбинации. Лучшие карты попадут именно в ваши руки. Лошади будут управляться вашими мыслями, а купленный вами лотерейный билет обязательно ока­жется выигрышным. Если вы вслепую купите какие-либо ценные бумаги, то уже к следующей неделе ваш капитал удвоится. Сегодня вы просто не можете проиграть!

Удивительно, сколько умных людей попадается на эту психо­логическую приманку, которая обнаруживает себя везде, где при­нимаются денежные ставки, но особенно часто — в казино.

Один из наиболее распространенных в Лас-Вегасе и Атлантик-Сити, но бесполезных советов заключается в том, что вы должны «проверить» вашу удачу перед заключением любого серьезного пари. Даже некоторые практические пособия по азартным играм предлагают своим читателям метод, согласно которому вначале вам нужно сделать несколько мелких ставок — например, бросить несколько долларов в игровой автомат, чтобы выяснить, насколь­ко удача готова сопутствовать вам в этот вечер. Если автомат гло­тает ваши деньги даже без намека на благодарность, вы делаете вывод о том, что сегодня фортуна вам не благоволит, и, соответ­ственно, вам следует вернуться в свой гостиничный номер и весь вечер смотреть телевизор. Но если автомат осчастливливает вас выигрышем, значит, вы готовы к игре за карточными столами и рулеткой.

В эту иллюзию верят самые разные люди. Разодетые в меха богачи, подъезжающие ко входу в казино на «феррари», и те, чьих денег в случае проигрыша хватает лишь на обратный автобусный билет, — все они уповают на свою личную удачу. Навер­ное, на определенном жизненном этапе все мы бываем склонны верить в свою счастливую звезду.

Как и многие из других описанных здесь иллюзий, обманчи­вое игровое чувство имеет некие свойства. Оно кажется одно­значно верным и является чрезвычайно заманчивым.

Каждый вспомнит эпизоды из собственной жизни, которые, как кажется, подтверждают существование «полосы удачи». Если вы более-менее регулярно играете в бридж, покер или в «Монопо­лию», вы остро осознаете, что в некоторые дни или ночи карты либо кости настолько благоволят вам, что язык не поворачивается назвать это случайностью. И наоборот: бывают периоды, когда вы горько сожалеете о том, что не остались дома в компании с хоро­шей книгой. Иногда вам везет, иногда — нет.

И это явление, не ограничиваясь игорным столом, распрост­раняется на все события, происходящие в вашей жизни. Есть дни, когда все ваши решения оказываются блестящими, все вам улыбаются, на вас сваливаются неожиданные денежные вып­латы, а ваш главный враг решает отправиться на поиски счас­тья в Австралию. И есть другие дни, когда все, за что вы бере­тесь, рассыпается в пыль.

Существует ли этому рациональное объяснение?

Иллюзия подкрепляется удивительными историями из жиз­ни игроков, на чью долю выпадали фантастические полосы уда­чи. Вы можете услышать такие истории вокруг каждого казино и каждого киоска, где продаются лотерейные билеты. Некото­рые из них являются местным фольклором, но другие — стали общемировой классикой.