Вспомогательная аксиома № 5 (2)


Самые мелкие спекулянты обычно играют лишь с несколькими валютами, часто всего с одной парой. Именно такую тактику выб­рала и эта женщина. Она чувствовала, что лучше всего ей удается понимать взаимодействие между долларом США и итальянской лирой. Фрэнк Генри приветствовал ее решение играть одновре­менно только с одной парой валют — разумное решение для любо­го начинающего спекулянта, — но он заволновался, когда увидел, что она может попасть в западню, занявшись поиском историчес­ких параллелей.

Однажды она рассказала Фрэнку Генри о том, что провела пол­ное историческое исследование подъемов и спадов доллара и лиры относительно друг друга. Такое исследование может быть полезным в любой инвестиционной ситуации, пока оно не выхо­дит за рамки аналитического интереса и не образует теоретичес­кий фундамент для однозначного вывода о том, что история име­ет свойство обязательно повторяться. К сожалению, эта молодая женщина пришла именно к такому выводу.

Согласно ее изысканиям, лира всегда повышалась против дол­лара, когда отмечался рост швейцарского франка, когда америка­но-советские отношения становились более прохладными и когда еще несколько индикаторов состояния международной экономи­ки и дипломатии занимали определенное положение. Она решила подождать очередного возникновения соответствующей ситуации и, получив этот исторический сигнал, войти в игру.

К тому моменту аксиомы трейдинга еще не был сформулирова­ны в окончательном виде, поэтому Фрэнк Генри не мог четко иден­тифицировать то, что, как он чувствовал, было неправильным в стратегии этой молодой женщины. Он приложил все усилия, чтобы отговорить ее, но она была слишком взволнована, чтобы слушать. Это состояние свойственно почти всем изобретателям прибыльных рыночных моделей. «Она думает, что нашла волшебный ключик, — сказал Фрэнк Генри печально. — Я спросил ее, почему тысячи дру­гих умных людей никогда не обнаруживали столь однозначной за­висимости. Она не знала ответа, но это ее не волновало. Она была так увлечена своим открытием, что когда бой-френд пригласил ее на ужин в итальянский ресторан, она половину вечера посвятила разговору с метрдотелем о валютных котировках».

Наконец международные индикаторы подали ей долгождан­ный сигнал, и она ему последовала, став обладательницей кучи итальянских лир, которые... начали быстро падать в цене по от­ношению к американскому доллару.

«Продавайте!» — убеждал Фрэнк Генри, когда она потеряла приблизительно 15% своих денег.

Но ее иллюзия работоспособности собственной исторической модели была слишком сильна. Она считала, что стоит только по­дождать — и выведенная формула докажет ее правоту. Ведь эта формула успешно работала, когда она тестировала ее на исторических данных. Она не могла стать ошибочной именно теперь. Ошибалась не формула, а рынок!

Проблема заключалась в том, что она видела мир в отражении кривого зеркала. Формулы могут быть неправильными, но рын­ки — никогда. Рынок делает только то, что он делает. Он не следу­ет никаким предсказаниям и не выполняет никаких обещаний. Он просто существует. Ожидать иного — все равно что убеждать снежную бурю в том, что по всем расчетам ей следовало начаться только завтра.

Молодая женщина пыталась делать именно это. Но валютный рынок отказывался внять ее убеждениям. Фрэнк Генри никогда не спрашивал, сколько денег она проиграла в тот раз, потому что чувствовал, что этот вопрос причинит ей боль. Но к тому момен­ту, когда она наконец закрыла свою позицию в итальянских ли­рах, она, конечно, потеряла практически весь свой капитал.