Вспомогательная аксиома № 14 (4)


Это происходит не потому, что сотрудники инвестиционных компаний, бомбардирующие ваш почтовый ящик подобными призывами, испытывают злонамеренное желание сделать вас бед­ным. Напротив, они предпочитают видеть вас богатым — хотя бы потому, что это позволит им получать более высокие комиссион­ные. Однако, как любой продавец, они вынуждены обращать вни­мание на потребности публики.

Например, публика почти всегда инвестирует в золото во вре­мя экономических спадов. Считается, что этот металл представ­ляет собой ценность на все времена, и особенно в периоды, когда экономика, валютный и фондовый рынки, а также другие финан­совые структуры начинают трещать по швам. В смутные времена типа тех, что мы переживали в начале 1980-х гг., цена золота име­ет тенденцию подскакивать, поскольку находится огромное коли­чество желающих его приобрести.

Как мы уже выяснили, именно в такие моменты вы должны быть очень осторожны, следуя примеру большинства. Наплыв предложений о продаже золота достигает своего пика. В начале 1980-х гг. газеты были полны объявлений, предлагающих золо­тые монеты, слитки и медальоны. Брокеры рекламировали акции золотодобывающих компаний типа Homestake. Паевые фонды, специализирующиеся на связанных с золотом инвестициях, от­сылали на почту полные грузовики проспектов и брошюр. Кон­сультанты и аналитики предлагали вниманию публики проро­чества, также посвященные рыночным перспективам золота. Если вы хотели вложить свои деньги в золото или какие-нибудь связанные с этим металлом активы, все, что вы должны были сде­лать, это позвонить по бесплатному номеру телефона — на другом конце провода целая дюжина операторов денно и нощно дежури­ли в ожидании вашего заказа

Но к концу 1983 г., когда экономическая ситуация улучшилась и цена золота снизилась, вам пришлось бы уже серьезно потру­диться, чтобы найти кого-то, кто захотел бы продать вам свой зо­лотой медальон.

Все вышесказанное отнюдь не подразумевает, что вам нужно все­гда идти против мнения рыночного большинства Речь лишь о том, что вы должны упрямо сопротивляться давлению большинства, а не бездумно плыть по течению. Анализируйте любую создавшую­ся ситуацию самостоятельно, пропуская всю имеющуюся инфор­мацию через свой собственный мозг. Возможно, вы обнаружите, что большинство неправо, но это случается далеко не всегда Если по результатам собственного исследования вы придете к выводу, что мнение большинства является правильным, то во что бы то ни ста­ло присоединяйтесь к его стройным колоннам. Главная идея зак­лючается в том, что — независимо от того, идете ли вы вместе с рыночной толпой или против нее, — вы должны поступать созна­тельно, заранее продумав свои действия.

Есть трейдеры, чья стратегия состоит в том, чтобы всегда идти против большинства. Они называют себя инакомыслящими трейдерами. Их философия происходит из парадокса, который мы уже рассматривали: наилучшее время для покупки актива наступает тогда, когда он кажется наименее привлекательным. Соответственно инакомыслящие трейдеры должны упорно за­товариваться акциями, пока другие участники рынка стараются поскорее от них избавиться; или, например, скупать картины, которые их коллеги по рынку используют разве что для того, чтобы прикрыть пятно на обоях.

Проблема инако мыслящих трейдеров состоит в том, что, старто­вав с разумной идеи, затем они возводят на ее основе грандиозную иллюзию существования некой закономерности. Действительно, лучший момент для покупки может возникнуть в то время, когда остальные участники рынка об этом даже не помышляют. Но поку­пать автоматически и легкомысленно только на том основании, что все окружающие крайне не рекомендуют этого делать, кажется по­чти столь же глупым занятием, что и бездумное следование в соста­ве толпы.

Большинство далеко не всегда оказывается неправым. Если ры­ночная стоимость картин художника Мылина-Пузырина упадет до 10 центов за квадратный метр, это может быть сигналом к их по­купке. С другой стороны, возможно, что большинство совершенно справедливо старается избегать этих полотен, небрежно покрытых масляной краской. Может быть, единственным их предназначени­ем до конца дней так и останется служба в качестве обертки для рыбы.