Вспомогательная аксиома № 14


Никогда не следуйте чужим прихотям. Часто наилучшее время для покупки наступает тогда, когда никто другой этого не хочет

Пресс, который представляет собой мнение большинства, особенно неприятен, когда он давит на нас в вопросах о том, куда и когда нам следует вкладывать капитал. Этот напор общественного мнения настолько силен, что ему часто поддаются даже умудрен­ные опытом трейдеры, получая в итоге посредственные результаты.

Возьмите фондовый рынок. Когда наступает лучшее время для покупки акций? Когда цены находятся на низком уровне, конечно. А когда наилучшее время для продажи? Естественно, когда цена поднимается высоко. Дети изучают это в школьной программе по экономике, но даже если бы никто их этому не учил, они бы и так это поняли.

Но вот чему не учат в школе, так это тому, что эту, на первый взгляд очень простую, формулу удивительно трудно применять на практике. В первую очередь потому, что она требует, чтобы трейдер в момент совершения сделки действовал против преоб­ладающего на тот момент консенсусного мнения рыночного об­щества.

Как правило, цена акций — или любого другого ликвидного ак­тива — падает тогда, когда значительное число участников рынка начинают полагать, что покупать эти бумаги не стоит. Чем более слабыми они их считают, тем ниже опускается цена. Следователь­но, возникает парадокс, о котором не рассказывают в школе: луч­ший момент для покупки наступает тогда, когда большинство лю­дей считает покупку бесперспективной.

Аналогичная ситуация с выбором лучшего момента для про­дажи. Цена акций повышается, когда появляется большое число покупателей; когда все вокруг тянут к ним руки и кричат: «Дай­те мне!». Именно в этот момент вы должны спокойно выйти им навстречу и ответить: «Да с удовольствием!».

Давайте рассмотрим конкретный пример. В начале 1980-х гг. автомобильная промышленность под гнетом свалившихся на нее неприятностей «погрузилась в болото». Эти неприятности, по общему мнению, были весьма серьезны и труднопреодолимы. Весь Детройт, вглядываясь в будущее, видел только темную про­пасть. Все только и говорили о прокатившейся волне банкротств автопроизводителей и продавцов. Заводы закрывались один за другим. Тысячи рабочих оказались выброшены на улицу и ли­шены источников существования. В отчаянном усилии сохра­нить свои оборотные финансовые средства могущественная GM с 1979 по 1981 г. вдвое сократила размер выплачиваемых диви­дендов, а компания Ford в следующем году вообще отказалась от их выплаты.

По мнению большинства, начиная от членов союза авто про­мышленников Детройта и заканчивая обитателями Уолл-стрит, автомобильная промышленность оказалась в глубокой клоаке, из которой не собиралась выбираться еще долгое время. «Любой, кто покупает сейчас акции автомобильных компаний, должен обратиться к психиатру», — утверждало большинство. Никому не нужные акции упали «ниже плинтуса». В 1981-1982 гг. вы могли купить обыкновенные акции GM по $34 за штуку — в последний раз по этой цене они продавались более чем двадца­тью годами ранее, — и многие эксперты предсказывали, что цена пойдет еще ниже. Акции компании Ford в те «неавтомобильные» годы можно было купить по $11.

Но, как показали дальнейшие события, прав оказался как раз тот, кто, проигнорировав мнение большинства, занимался покуп­кой. Акции GM, продаваемые до середины 1982 г. приблизитель­но по $34, в 1983 г. стоили уже $80. Акции Ford поднялись в цене более чем в 4 раза — с $11 до $46 с мелочью.