Всегда играйте на значительные ставки 2


В конце концов он заключил, что к неправильным выводам людей приводит огромный размер его состояния. Очевидно, все полагали, что ни один человек среднего достатка не способен, начав практически с нуля, самостоятельно сколотить миллиард долларов.

Но совершенно точно, что Гетти это удалось. Единственное преимущество, которое он имел передо мной или вами, состояло в том, что он начал свой путь к богатству в первые годы XX в., когда все стоило гораздо дешевле, чем сейчас, а подоходный на­лог и вовсе отсутствовал. Он не получил от своего сурового отца никаких денег, кроме нескольких скромных ссуд, которые он должен был вернуть в обязательном порядке. Самой ценной ве­щью, полученной от отца, были не деньги, а инструкции.

Джордж Гетти, отец Пола, был миннеаполисским адвокатом и спекулянтом-самоучкой, сумевшим сколотить капитал на не­фтяном буме, разразившемся в начале столетия в штате Оклахо­ма. Он же сформулировал правила игры, которые частично схо­жи с аксиомами трейдинга. Он был непреклонным человеком, придерживавшимся строгих правил, и убежденным трудоголи­ком. В одной из своих статей в «Плейбое» Пол писал: «Джордж Гетти отвергал любые идеи о том, что сын успешного человека должен быть избалован или одаряем деньгами после достиже­ния трудоспособного возраста». В итоге молодой Пол был вы­нужден прокладывать собственный путь к благосостоянию.

Сначала он хотел стать дипломатом или писателем, но любовь его отца к спекуляциям передалась и сыну. И он подался побли­же к нефти, в Оклахому. Поработав там в качестве разнорабоче­го и заточника, он накопил несколько сотен долларов, которыми и решил рискнуть.

Тем самым он проявил понимание принципа, лежащего в ос­нове вспомогательной аксиомы № 1. Принципа, который он уз­нал от отца: «Всегда играйте на значительные ставки».

Он купил маленький пай в нефтяной компании, заплатив за него $50 или даже меньше. Сделать это в то время было очень просто, поскольку не было недостатка ни в нефтяных месторож­дениях, ни в авантюристах и спекулятивных синдикатах, кото­рым требовались деньги для бурения новых скважин. Они готовы были продавать крошечные паи любому, кто имел хотя бы несколько долларов. Но Гетти прекрасно понимал, что он никог­да не разбогатеет, покупая мизерные доли бизнеса. Поэтому он пошел дальше. Рядом с небольшой деревней Стоун Блафф еще один спекулянт продавал половину своего нефтяного бизнеса. Эта сделка показалась Гетти привлекательной, и он решил сде­лать на нее ставку. Он предложил за выставленную на продажу долю $500 — почти все свое состояние — и, поскольку никто не дал больше, официально стал собственником нефтяного бизнеса.

В январе 1916 г. первая тестовая скважина на арендованном ими участке давала более 700 баррелей сырой нефти в день. Чуть позже Гетти продал свою долю за $12 тыс., и именно эти деньги легли в основу его легендарного состояния.

«Конечно, мне повезло, — говорил он много лет спустя, вспо­миная ту давнюю авантюру. — Я мог прогореть. Но даже это не изменило бы моего мнения о том, что я был прав, пойдя на столь значительный риск. Решившись на это, я получил возможность обрести для себя нечто интересное. Шанс, надежда... Смотрите, если бы я отказался рискнуть, у меня бы не было надежды.»

Он добавил, что, даже если бы он проиграл, это не стало бы для него концом света. Он просто снова наскреб бы еще немного денег и попробовал еще раз. «Мне казалось, что у меня намного больше шансов выиграть, нежели проиграть, — вспоминал он. — Если бы я выиграл, это было бы замечательно. Если бы я проиг­рал, это стало бы для меня ударом, но все же не смертельным. Мой дальнейший путь виделся мне совершенно ясно. И как бы вы поступили на моем месте?»