Основная аксиома № 1 О риске


Беспокойство — это не болезнь, а признак здоровья. Если вы не волнуетесь, значит, вы недостаточно серьезно рискуете.

Две молодые подруги много лет назад окончили колледж и решили вместе искать путь к достижению благосостояния. Они отправились на Уолл-стрит, где последовательно занимали разные вакансии. В конечном счете обе оказались сотрудницами Е. F. Hutton — одного из крупнейших фондовых брокеров. Имен­но там они встретили Джеральда Лоеба.

Лоеб, умерший несколько лет назад, был одним из наиболее уважаемых инвестиционных консультантов на Уолл-стрит. Этот лысый приветливый человек пережил и адское падение рынка в 1930-х гг., и поразительный взлет, последовавший после Вто­рой мировой войны. Он с честью выдержал все выпавшие на его долю испытания. Родившись бедным, он умер богатым. Его книга «Битва за инвестиционное выживание», возможно, явля­ется самым популярным руководством по рыночным стратеги­ям всех времен. И конечно, эта книга входит в список наиболее увлекательных в своем роде, поскольку Лоеб был прирожден­ным рассказчиком.

Он рассказал эту историю о молодых женщинах однажды вечером в ресторане, расположенном недалеко от Американ­ской фондовой биржи, куда пригласил на ужин Фрэнка Ген­ри и меня. Он считал, что она — хорошая иллюстрация к раз­говору о рисках.

Молодые женщины застенчиво обратились к нему за инвести­ционным советом. Они говорили с ним по отдельности, но Лоеб знал о том, что они близкие подруги, и был уверен, что они поде­лятся друг с другом впечатлениями. Их финансовые ситуации на тот момент были идентичны. Обе строили многообещающие ка­рьеры и медленно, но верно продвигались к более высоким долж­ностям и зарплатам. Размер их заработка уже начал покрывать расходы на предметы первой необходимости, и по окончании года они могли позволить себе отложить некоторую сумму денег. Их вопрос Джеральду Лоебу как раз и касался того, что им делать с этими деньгами.

Сидя за чашкой чая в своем любимом кафе, Лоеб по-отечески пытался составить для них инвестиционный план, но достаточ­но быстро ему стало очевидно, что каждая из женщин уже соста­вила свое собственное мнение на этот счет. Все, что они от него теперь хотели, — это получить подтверждение своих выводов.

Рассказывая эту историю, Лоеб дал женщинам прозвища. Одну он называл Трезвая Сильвия, другую — Безумная Мэри. Пла­ны Сильвии по поводу денег сводились к тому, чтобы найти для них наиболее безопасное место. Она хотела поместить деньги на де­позитный банковский счет или в какое-то иное место, которое по­зволило бы ей получать гарантируемый процент прибыли и обеспе­чило бы ее почти гарантированным сохранением капитала. Мэри, со своей стороны, хотела взять на себя некоторые риски в надежде на то, что это заставит ее горстку капитала расти более заметно.

Они реализовали свои стратегии. Год спустя Сильвия имела сохраненный капитал, процентный прирост и комфортное чув­ство безопасности. Мэри выглядела побитой собакой. Она по­терпела поражение на бурном рынке. Стоимость ее акций умень­шилась приблизительно на 25% после того, как она их купила.

Сильвия была достаточно добра к подруге, чтобы скрыть свою радость. Вместо этого она проявила беспокойство. «Это ужас­но! — сказала она, когда узнала, насколько неудачной оказалась инвестиция подруги. — Ты ведь потеряла четверть своих денег. Какой ужас!»

Поскольку в этот момент обедали все вместе, Лоеб присталь­но наблюдал за реакцией Мэри на слова Сильвии. Он боялся, что убыток, полученный Мэри в самом начале, станет для нее непреодолимым препятствием и заставит выйти из игры, как это уже не раз случалось с биржевыми новичками. («Они все ожи­дают, что стоит им войти в игру — и они немедленно получат крупный выигрыш, — говорил он с мрачным видом. — Если им не удается утроить свои деньги в первый же год, они уходят на­дувшись, как капризные дети».)