Об упорстве 3


Но так ли это? Все те годы, пока она преследовала Sears, ее деньги могли быть вложены в другие активы, которые при более разумном подходе к выбору, нежели элементарное упрямство, могли бы оказаться куда более достойным приобретением. Не­которые из таких активов могли бы сделать ее богатой. Итогом преследования Sears оказалась лишь незначительная прибыль к ее стартовому капиталу, к тому же ей пришлось пройти через тяжелые испытания в то время, когда она, цепляясь за падаю­щие акции, находилась в нарастающем минусе. Только счастли­вый случай позволил ей выйти из этой истории без итоговых потерь.

Можно ли считать, что своими действиями она выполняла за­ранее спланированную торговую программу? Нет, но это типич­но для новичков. Даже более закаленные трейдеры иногда начи­нают гоняться за определенными активами из явного упрямства, желания во что бы то ни стало получить доход именно от них. По каким-то причинам, которые я так никогда и не выяснил, Фрэнк Генри в свое время торговал недвижимым имуществом, располо­женным близ городка Морристаун, штат Нью-Джерси, в то время как его внимание, по правде говоря, должно было быть сосредото­чено совсем на другом районе страны. В результате одной из сде­лок с тамошней недвижимостью он потерял свои деньги, после чего поклялся, что не уйдет с этого рынка до тех пор, пока не вер­нет свои потери.

Однажды подобная история случилась и со мной. Акции IBM преподали мне хороший урок. Эти проклятые бумаги остались должны мне деньги, и хотя я уже не торгую этим активом, я все же продолжаю совершать с ними воображаемые операции и раз­дражаюсь, когда они растут без моего участия.

Это очень по-человечески, но это глупо. Какие инвестиции мо­гут быть вам что-либо должны? Должниками могут быть люди. Если должник не платит, вы вправе настаивать на выполнении им взятых обязательств и пенять ему на безответственное поведение. Но если вы теряете деньги на своих инвестициях в драгоценные металлы или произведения искусства, нелогично наделять инвес-тиционные активы человеческими качествами и требовать от них выполнения каких-то мнимых долговых обязательств. Мало того, что это нелогично, это еще и заражает вас манией преследования «должника», что, вполне вероятно, будет стоить вам еще больших денег.

Скажем, вы проигрываете небольшую сумму на акциях Sears. Конечно, вы хотите вернуть свои деньги. Но почему вы должны получить их именно от акций Sears?

На рынке существует старинная притча на эту тему. Вы сиди­те на берегу реки и ловите рыбу. Вот вам почти удается поймать большую рыбину, но в последний момент она срывается с крюч­ка. Подосадовав, вы снова забрасываете удочку. Разве вы наме­рены поймать непременно ту же самую сорвавшуюся рыбу? Ко­нечно нет, вы забрасываете удочку с надеждой просто поймать не менее большую рыбину, но вовсе не обязательно ту самую, которая так ловко вильнула вам хвостом.

Прибыль, полученная от любых других активов, ничем не хуже той, что могла бы поступить от инвестиций в Sears. Как говорится, деньги не пахнут. При огромном выборе инвестиционных воз­можностей насколько разумно оставаться поглощенным навязчи­вой идеей получить доход исключительно от тех самых активов, которые когда-то задели вашу гордость, отобрав ваши деньги? Что заставляет вас настойчиво преследовать Sears в то время, когда другие, выбранные с применением более рационального подхода, инвестиции выглядят куда более многообещающе?