О риске 4


 

Если при этом вы будете пользоваться аксиомами трейдинга, вы, скорее всего, не потеряете слишком много. Зато у вас будет шанс стать гораздо, несоизмеримо богаче. И еще: как бы ни разви­вались дальнейшие события, вы в любом случае вносите в свою жизнь приключение. При том что потенциальная выгода много­кратно превосходит потенциальные потери, вы имеете явное пре­имущество в этой игре.

Две знакомые Джеральда Лоеба, Сильвия и Мэри, являют со­бой иллюстрацию того, что может случиться. Когда я впервые услышал о них, им было около 45 лет. Обе были замужем и раз­велись, обе продолжали управлять своими финансами все в тех же стилях, которые они когда-то обсуждали с Лоебом.

Сильвия поместила все свои свободные наличные деньги на де­позитные сберегательные счета, в долгосрочные депозитные серти­фикаты, в муниципальные облигации и другие «безопасные» инст­рументы. В итоге облигации оказались не столь безопасными, как ей обещали: они потеряли значительную часть своей стоимости в период неожиданного стремительного повышения процентных ста­вок в 1970-х гг. Ее счета в банке и депозитные сертификаты позво­лили сохранить оставшуюся часть капитала в целости, но, опять же, никем не ожидаемая двузначная инфляция 1970-х нанесла замет­ный урон покупательной способности ее накоплений.

За прошедшее время ее лучшим финансовым решением стала покупка собственного дома в тот момент, когда ее брак еще не распался. Она и муж были оформлены как совладельцы. В про­цессе развода они договорились продать дом и поровну разде­лить вырученную сумму. Оказалось, что с момента приобрете­ния стоимость их дома существенно выросла, и, таким образом, они получили за него значительно большую сумму, чем некогда потратили на покупку.

Однако Сильвия даже не приблизилась к тому, чтобы стать бо­гатой. После развода она вернулась к работе в брокерской ком­пании, ожидая возможности выйти на пенсию, достигнув 60 лет. Размер ее пенсии не будет высоким, но она не может позволить себе оставить работу, поскольку сделанных ею накоплений явно не хватит на то, чтобы обеспечить ее старость. Она спланировала жизнь таким образом, что ее финансовой основой был именно доход по месту работы. Скорее всего, она не будет голодать, но ей придется хорошенько подумать каждый раз, когда она захочет купить новую пару обуви. Сильвия проживет всю свою жизнь вместе с любимыми котами в однокомнатной квартире, где зи­мой никогда не бывает достаточно тепло.

Что касается Мэри, то она разбогатела.

Поскольку она была нормальным человеком, ее всегда волно­вала проблема сохранения капитала, но она не позволяла этому беспокойству разрушать основные постулаты ее финансовой философии. Она рисковала. После плачевного старта она стала отыгрываться и преуспела на бодро растущем фондовом рынке 1960-х гг. Но наилучший результат ей принесли спекуляции с золотом.

Желтый металл стал доступен американским гражданам в ка­честве инвестиционного инструмента в 1971 г., когда президент Никсон официально отказался от золотого обеспечения долла­ра. До того момента цена золота была фиксированной и состав­ляла $35 за тройскую унцию. Сразу после президентского акта цена резко подскочила. Но Мэри действовала быстро и реши­тельно. Вопреки советам большого числа консервативно настро­енных консультантов она покупала выраженные в золоте акти­вы по различным ценам в диапазоне от $40 до 50.

К концу десятилетия цена достигла $875. Мэри продала боль­шую часть своих активов по цене около $600. Теперь она была действительно богата.