О религии и оккультизме 3


Эта способность, несомненно, представляла собой комбинацию хорошей интуиции и удачи, хотя некоторые намекали на дар яс­новидения и другие тайные знания. Ливермор никогда не под­тверждал, но и не опровергал мистических объяснений своего спекулятивного успеха. Всю свою жизнь он сам пытался найти ответ на этот вопрос. Фрэнк Генри, со своей стороны, полагал, что Ливермор добился бы гораздо большего финансового успе­ха, если бы не поддавался этим мистическим размышлениям.

Проработав клерком нескольких месяцев, Ливермор начал вкладывать деньги в свои рыночные предсказания. Он делал это в одной из многочисленных в то время полу подпольных контор, специализирующихся на заключении своеобразных пари на бу­дущие биржевые цены акций.

Такие конторы были причудливым и гротескным суррогатом фондовой биржи. Здесь вы не покупали акции непосредственно. Вместо этого вы могли делать различные виды ставок на цено­вые движения. Это скорее походило на букмекерство. При этом игра была организована таким образом, что контора имела боль­ше шансов на выигрыш. Чтобы победить, спекулянт нуждался не только в удаче и хороших догадках, но и в целом наборе дру­гих навыков, которые мы с вами уже изучили: умение отсекать потери, определять цели и т. д.

Джесси Ливермор обнаружил, что владеет этими навыками в совершенстве. Он был прирожденным спекулянтом. Начав с са­мых мелких ставок — из отложенных с мизерной зарплаты пяти и десяти центовиков, — он весьма быстро накопил около $2500, что в те дни было значительной суммой для человека его лет. Он отточил свои навыки до такой степени, что «черные» брокерские конторы одна за другой перестали пускать его в свои торговые залы, предложив ему зарабатывать в каком-нибудь другом месте.

Тогда он отправился на Уолл-стрит. Там он быстро приобрел славу одного из самых умных спекулянтов, которые когда-либо здесь появлялись. Он стал знаменит еще до того, как ему испол­нилось 30 лет.

Блондин с ледяными синими глазами, Ливермор привлекал вни­мание женщин и газетных репортеров везде, где бы ни появлялся. Он был трижды женат и содержал любовниц по всей Америке и Европе. Он путешествовал в сопровождении толпы лакеев и под­халимов. Он не мог и шагу ступить по улицам Нью-Йорка, чтобы к нему тут же ни привязался очередной желающий получить инвес­тиционный совет. Он был фотогеничен и остроумен, производил впечатление человека непоколебимой веры. Но внутри он посто­янно терзался тем самым вопросом о своем даре ясновидения.

Он не знал, был ли ясновидцем. Многие газеты и журналы наперебой утверждали, что это именно так, им вторил хор под­певал. Иногда Ливермору казалось, что, возможно, они правы. В другой раз он приходил к выводу, что все эти разговоры о ясно­видении — полная чушь.

Несколько раз ему действительно удалось совершить настоль­ко удачные сделки, что объяснить такое везение можно было раз­ве что умением видеть будущее. Однажды он сказал своему броке­ру, что хотел бы продать «в шорт» акции компании Union Pacific. Брокер был озадачен. Продавать Union Pacific в тот момент было явным безрассудством. Рынок стремительно рос, и акции Union Pacific были одним из локомотивов этого роста О продаже этих бумаг никто и не помышлял, напротив, спекулянты активно бра­ли деньги в кредит, чтобы купить эти акции.