О прогнозах 5


Некоторые из его рекомендаций через много лет оказались впол­не продуктивными. Например, если бы вы купили акции Warner Communications в 1970 г., то, вполне возможно, вы смогли бы из­влечь неплохую прибыль, продавая их в разное время, но до середи­ны 1983 г., когда данная компания столкнулась с серьезными неприятностями. Другие же рекомендованные в списке Роджерса бумаги, типа акций ITT, постигла незавидная участь.

Вопрос: если бы вы прочли руководство Роджерса по выжи­ванию в 1970 г. и решили воспользоваться некоторыми из его предсказаний, то как бы вы поживали сейчас?

Это зависело бы от вашей удачливости. Если бы вы сделали ставку на те акции из его списка, которые впоследствии оказа­лись в лидерах, вы бы победили, а выбрав для своего инвестици­онного портфеля потенциальных неудачников, вы потеряли бы свои деньги. Как видим, на итоговый результат мощное влияние постоянно оказывает фактор удачи. И вновь вопрос: так какой смысл слушать догадки пророков?

Возможно, упреки в адрес Роджерса и других оракулов пока­жутся вам несправедливыми. Ведь, в конце концов, так легко си­деть здесь и сейчас и рассуждать о том, что было и что не было хорошим советом в 1970-х гг. Любой из пророков мог бы бросить мне ответный упрек, мол: «Что дает вам право, мистер Гюнтер, ка­талогизировать все мои неправильные предположения? Вы сами могли бы добиться большего успеха в этом деле? Вы сами настоль­ко хороший пророк?»

Отличный вопрос. Нет, я не пророк, и это бесспорный факт. Я никогда не делал ни одной серьезной попытки описать буду­щее (хотя, конечно, оно меня весьма интересует), я никогда не говорил, что могу видеть будущее. Вы только что стали свидете­лем того, как я посвятил немало страниц своей книги рассказу о том, что будущее предсказать невозможно. Но люди, которых мы здесь критиковали, эти мужчины и женщины, утверждают, что онимогут это сделать. Они объявляли себя оракулами, они бра­ли деньги за свои предсказания, и они знают или должны знать о том, что некоторые люди на основе их слов принимали очень важные для себя решения. Я считаю, это достаточное основа­ние для того, чтобы считать этих пророков ответственными за свои предсказания.

Если они продают свой товар — предсказания, мы имеем пол­ное право подвергнуть этот товар экспертизе и узнать, насколь­ко он хорош. Вывод, к которому мы пришли, не позволяет при­знать подобные предсказания качественными. Извлечь прибыль из слов самозваных пророков невозможно.

Есть вещи, которые могут быть предсказаны. Например, мы точно знаем: завтра утром встанет солнце. Точное расписание приливов и отливов также может быть составлено на месяцы вперед. Календарь, который мой банк присылает мне в январе в качестве новогоднего подарка, содержит описание фаз Луны в любой день на 12 месяцев вперед. Прогнозы погоды менее точ­ны, но все же заслуживают разумной степени доверия, и т. д.

Причиной, по которой такие вещи могут быть предсказаны, и объяснением того, почему этим предсказаниям можно дове­рять, является физическая природа этих событий. Но финансо­вый мир — это мир, в котором главную роль играет человече­ский фактор. События, зависящие от поведения людей, не могут быть предсказаны никем и никогда.

В игнорировании человеческой природы финансового мира заключается главная ошибка здешних предсказателей. Они рас­суждают так, будто бы такие вещи, как рост инфляции, подъемы и падения индекса Доу-Джонса и т. п., суть некие физические явления. Рассматривая финансовые события в этом ракурсе, оракулы подвергаются иллюзии того, что данные события про­гнозируемы. Тем не менее тот факт, что все события, происходя­щие на финансовых рынках, суть проявления человеческого по­ведения, неопровержим.