О надежде 2


Неспособность быстро покинуть «тонущий корабль», вероятно, обошлась трейдерам дороже, чем любые другие неудачи, и, несом­ненно, привела к пролитию водопадов слез. «Застрять в убыточной позиции доставляет самую неприятную боль», — говорит Сьюзен Гарнер, которая недавно оставила свою работу в Chase Manhattan Bank, чтобы полностью посвятить себя занятиям трейдингом. Се­годня дела у нее идут успешнее, чем когда-либо раньше. Она отдала немало времени тому, чтобы научиться технике торговли, и в пер­вую очередь — научиться проигрывать.

Она вспоминает, что одной из ее первых спекулятивных сде­лок было приобретение за $2 тыс. доли собственности в неболь­шом офисном здании в пригородном районе. Здание было рас­положено в таком месте, которое, как ей казалось, должно было вот-вот стать одним из самых бойких. Это предположение было основано на существовании планов строительства федерально­го шоссе, которое должно было пройти как раз вблизи этого зда­ния. Это, а также некоторые другие экономические и географи­ческие факторы позволяли надеяться, что в недалеком будущем пригородный район разовьется в процветающий коммерческий центр. Соответственно ожидалось, что недвижимость в целом и здание офиса, в который вложила деньги Сьюзен, значительно поднимутся в цене. В общем, перспективы ее инвестиции выгля­дели многообещающе.

Но, как это часто случается, жизнь внесла в планы свои коррек­тивы. Проект шоссе был заморожен из-за финансовых проблем. В официальных заявлениях звучали все более и более дальние сроки начала строительства. Сначала было объявлено, что реа­лизация проекта откладывается приблизительно на год. Затем этот срок был увеличен до 2-3, а потом и до 5 лет. И наконец, государственные лица набрались храбрости, чтобы сказать прав­ду: они не знают, когда будет построено шоссе и будет ли оно вообще построено.

С каждым выходом официальных сообщений накал спекуля­тивного ажиотажа вокруг недвижимости в данном районе посте­пенно снижался. Несмотря на отсутствие ежедневных котировок стоимости маленького кусочка собственности Сьюзен Гарнер, она прекрасно понимала, что с каждым днем становится все беднее. Поэтому она стала думать о продаже.

«Были люди, готовые купить мою долю, — рассказывает она. — Но мне пришлось бы продать ее с убытком, и я не могла заставить себя пойти на этот шаг. После первого объявления о переносе сро­ков строительства на год я пыталась убедить себя в том, что все будет хорошо и нужно только немного потерпеть. Это всего лишь временная задержка, — говорила я себе. — Все, что мне нужно делать, это некоторое время подождать, и тогда стоимость моей доли вновь начнет расти.»

Затем последовало объявление о двух- или трехлетней задерж­ке. После этого один из основных владельцев здания офиса, адво­кат, предложил Сьюзен за ее долю $1500. Но она не могла сми­риться с потерей $500 — четверти всей инвестиции — и ответила отказом. Он поднял цену своего предложения до $1600. Она вновь ответила «нет».

После объявления о бессрочной заморозке строительства цены на местную недвижимость резко упали. Адвокат предлагал ей уже только $1 тыс. Чуть позже он готов был заплатить лишь $800. Чем ниже опускалась цена, тем более остро Сьюзен Гарнер ощущала себя проигравшей. «В тот момент я уже не рассчитывала вернуть свои $2 тысячи, — говорит она. — Я ругала себя за то, что не со­гласилась взять $1500, когда мне их предлагали. Я продолжала надеяться, что ситуация улучшится и докажет мою правоту. Чем ниже падала цена, тем более упрямой я становилась. Да будь я проклята, если соглашусь отдать свою собственность, за которую заплатила 2 тысячи, за какие-то паршивые восемь сотен!»