О моделях 4


 

Как видите, мы вернулись к тому, с чего начали. Если вы хотите инвестировать в паевые фонды, вам все равно придется иметь дело все с тем же рыночным хаосом, с которым вы столк­нулись бы, вкладывая деньги непосредственно в акции, произ­ведения искусства, сырьевые товары, валюты, драгоценные ме­таллы, недвижимость, антиквариат или играя в покер. Правила игры будут одними и теми же независимо от того, вложили вы свой капитал в паевые фонды или выбрали какие-то другие ин­струменты. Не поддавайтесь рассказам о том, что фонды якобы действуют согласно уникальной и выверенной торговой систе­ме. Придерживайтесь здравого смысла и аксиом трейдинга.

Вспоминайте о них всякий раз, когда читаете или слышите инвестиционный совет. Большинство советников всегда готовы продать вам одну из баек об имеющейся в их распоряжении дей­ствующей торговой модели.

Идея торговли в соответствии с выверенной математической мо­делью звучит весьма привлекательно. Мелкие инвесторы, вкусив­шие горечь поражения или считающие, что в силу своего незнания или опасения они упускают перспективные рыночные возможно­сти (а кто не ошибается?), будут неизменно прислушиваться к со­ветнику, который предлагает им то, что, на первый взгляд, гаранти­рованно приближает их к инвестиционному успеху. Но вы должны относиться ко всем финансовым советникам со здоровым скепти-цизмом, и чем увереннее звучат их слова, тем меньше вы должны им доверять.

Самоуверенный человек, скорее всего, не будет готов к тому, что­бы признать, что имеет дело с хаосом и все его попытки найти и описать систему в динамике рынка являются тщетными. Ему го­раздо труднее расстаться с надеждой описать рынок математиче­скими формулами, много труднее понять, что для получения инве­стиционной прибыли есть только один общий для всех участников способ — рисковать.

Альфред Малабре-младший — один из трейдеров, хорошо ус­воивших этот урок. Малабре работал редактором в «Wall Street Journal» и искал кого-то, кто мог бы управлять его инвестиция­ми в те периоды, когда он пребывал в долгих заграничных ко­мандировках. Он хотел, чтобы кто-нибудь, проницательный и благоразумный, заботился о его портфеле акций в то время, ког­да он не мог делать этого самостоятельно. Его инвестиционный портфель не был большим, но он имел естественное желание за­щитить свой капитал. Он хотел, чтобы в том случае, если в его отсутствие на рынке произойдет катастрофа, кто-то вместо него мог бы распродать его акции или предпринять какие-то другие, необходимые в тот момент действия.

Историю поисков такого инвестиционного помощника он описывает в своей книге «В поисках инвестиционной прибы­ли». Итак, он огляделся по сторонам — и его взгляд вначале упал на First National City Bank of New York, ныне известный как Citibank. Как и большинство других банков, Citibank пред­лагал своим клиентам услугу доверительного управления ин­вестиционным портфелем. Если вы имеете весомый капитал, но не имеете желания управлять им самостоятельно — или вре­менно неспособны это делать, как в случае Малабре, — вы мо­жете поручить свои деньги или ценные бумаги заботам банки­ров, которые должны будут управлять этим капиталом в ваших интересах. Разумеется, за определенную плату.

«Очень хорошо, — рассуждал Малабре. — Это похоже на ра­циональное решение моей проблемы. Citibank — один из десяти или пятнадцати крупнейших банков планеты. Надо полагать, что эти парни не знают о деньгах только то, чего знать не следу­ет. Какой может быть вред от того, что я поручу им управление своей кучкой капитала? Где еще я смогу найти более профессио­нальных, более благоразумных, более проницательных и заслу­живающих доверия финансовых охранников? Они уж точно не потеряют никакую часть моих денег, пока я буду отсутствовать, и кто знает, возможно, они даже сделают меня богачом!»

Именно так думал Малабре, отдавая свой инвестиционный портфель в доверительное управление парням из Citibank.