Психология - Общая психология -Книги 4


Морен Э. - КИНО ИЛИ ВООБРАЖАЕМЫЙ ЧЕЛОВЕК
Процессы проекции-идентификации, составляющие самую сердцевину кино, занимают, очевидно, важное место и в жизни. Следует избегать восторгов Журдена по поводу их обнаружения на экране. И в то же время не только наивные комментаторы, но даже такой проницательный ум, как Балаш считает, что идентификация или проекция (всегда, впрочем, рассматриваемые изолированно) родились вместе с фильмом. Вероятно, так же каждый открывает для себя любовь.

Г.П.Щедровицкий - ЛЕКЦИИ ПО ПСИХОЛОГИИ
Вопрос о том, как будет развиваться психология, волнует сегодня и психологов, которым предстоит ее делать, и смежников – людей различных гуманитарных и общественных дисциплин, судьба которых во многом зависит от того, что будет делаться в психологии. Насколько она будет практически ориентированной, каким будет ее вклад в комплекс гуманитарных и общественных наук, всей нашей практики?

Лог Инт Экстр - Дж. Лондон
Hеутомимый труженик. С удовольствием занимается любым объективным делом, если оно сулит в перспективе успех, выгоду. Самое основное в характере - умение быстро и логично действовать. Умеет расчленить основную задачу на множество подзадач, конкретно выполнимых, и указать последовательность их выполнения. В любом деле умеет выделить полезную сторону, выполнить работу самым быстрым и эффективным способом. Способы достижения цели, методы работы он выбирает сам.

Логические проблемы знания
Во-первых, нужно начать с конкретной проблемы - это придаст энергию исследовательскому движению. Если начать с "общей постановки проблемы", то проблемность при этом приобретет характер задачи из учебника, у которой, с одной стороны, есть ответ в конце учебника, а, с другой стороны, есть метод решения, заданный способом "общей постановки". И то и другое превратит исследование в методологически вынужденное и творчески непривлекательное действие.

Евгений Васильевич Клюев - Между двух стульев
Интересно ли вам, что подают на "пиру воображенья"? Странные блюда подают там -- например, "бренди, смешанный с соевым соусом", "скорпионов с томатной подливой", "живых кроликов", "пирог, начиненный невезучим стариком из Перу"... Не слишком аппетитно, правда? Всем этим угощал созванных на "пир воображенья" гостей один из основоположников так называемой литературы абсурда -- Эдвард Лир. В середине прошлого века он издал в Англии "Книгу Абсурда" ("Book of Nonsense"), переведенную с тех пор едва ли не на все языки мира.